История дня: Как война психически оздоровила украинскую армию

Министр обороны Степан Полторак, после волны возмущения в "Фейсбуке", отстранил от должности главного психиатра МОУ Олега Друзя. Движение #1_из_93% достигло своей цели

Depo.Жизнь
20 сентября 2017 18:35
ФОТО: depo.ua

Такое трудно было бы представить не только в советской армии, преемницей традиций которой стала наша, но и в современной украинской армии образца 2013 года.

Какие соцсети, какое возмущение?! За подобные сообщения влепили бы вояку НСВ, лишили премии и отправили дежурить на день рождения, Пасху и Новый год. Правда, тогда не было АТО и демобилизованных военных блогеров. Это, может, и цинично, но война оздоровила украинскую армию, сделала ее более прозрачной, современнее, понятнее.

Может показаться, что чиновниками теперь руководит "Фейсбук", но это не так. Ежедневно мы читаем (и публикуем) многочисленные сообщения о коррупции, бюрократии, ямах на дорогах, и в большинстве случаев это не приводит к заключению коррупционеров, увольнению бюрократов или латанию ям.

Да и про того же Друзя еще весной появлялись новости, что его задержали за взятку. И что? Все это время он и дальше занимал должность и на днях выступал на той злополучной (для него) конференции.

А вот когда за дело берутся военные, очень часто они доводят его до конца. Шум из-за полковника Друзя поднялся вчера. "За один день решили", "А вот не болтал бы чушь публично, так и дальше бы в тени обогащался" - пишут в комментариях демобилизованному атовцу Мартину Бресту, который распространил сообщение Полторака.

Напомним, в понедельник главный психиатр Минобороны, начальник клиники психиатрии ГВКГ полковник Олег Друзь, докладывая на комитете по вопросам о психологической реабилитации участников АТО и пути уменьшения количества самоубийств заявил, что участники боевых действий являются потенциальной угрозой для общества. Из-за совпадения его слов и инфографики, слова Друзя военные поняли так, что 93% ветеранов АТО имеют психические проблемы и представляют угрозу для общества.

Поднял эту тему демобилизованный атошник, военный блогер Мартин Брест. Написал благодарность "от скрытого врага".

Дело даже не в приведенных Друзем фактах, а в том, как это было подано. Крупнейшая надпись в инфографике была "скрытый враг" и только разглядывая инфографику можно понять, что 93% людей, которые вернулись из зоны АТО, по изложенным данным скрывают свои психологические проблемы. А рассмотрев еще немного это творение ведущих дизайнеров понимаешь, что (скорее всего) это ПТСР - скрытый враг, а не все те, кого перечислили в той пирамидке Друзя.

Сам Друзь, не через инфографику, а как говорят в армии, через рот доложил присутствующим, что:

- Около 80% военных, которые принимали участие в АТО, получили боевой стресс.

- У, примерно, 25% из них этот стресс вылился в различные формы ПТСР

- Как свидетельствует международный опыт, участники боевых действий после возвращения к мирной жизни могут стать угрозой для собственных семей и всего общества

- По статистике 98% участников АТО нуждаются в помощи в преодолении боевых стресс-факторов

- Уровень незавершенных попыток суицида вырос с 16-17 на 100 тысяч человек, в довоенные годы до 64 на 100 тысяч лиц в 2016 году. В 92% попытки были совершены в состоянии опьянения, 73% военнослужащих, которые пробовали совершить самоубийство были мобилизованными

- 42% самоубийств были совершено в зоне АТО, 57% - вне зоны.

Но одно дело, что он докладывал, а другое – как это было сделано. Артиллерист Юрий Руденко объясняет:

"На изображении (в инфографике, - ред) мы видим в целом не такие уж и глупые вещи, однако в глаза бросается фраза "Скрытый враг". То есть, я осмелюсь предположить, что инфографику лепил человек, который не очень хотел, чтобы ее поняли. А "лектор" (вероятно) инфографику или не читал, или не сообразил, что вокруг далеко не все такие умные, как он сам. И не потрудился объяснить, а что же это собственно говоря на картинке то написано. Я понимаю (после очень внимательного рассмотрения) картинку так: 93% ветеранов стесняются сказать о проблеме и только у 20% - эти проблемы являются очень серьезными. И так как люди скрывают свои проблемы, потому что у нас в стране "немодно" промывать себе голову - эта проблема скрыта, и является скрытым врагом ... Короче, как всегда, нормальная идея, выполненная задницей, результат – обратный".

"Может он хотел внимание к проблеме привлечь? Вместо этого он привлек внимание к себе. Вместо утверждения, что у 93% бойцов могут быть психологические проблемы и им может понадобиться помощь (для благополучия, в первую очередь, их самих), получилось что 93% бойцов могут быть опасны для окружающих. И выглядело это именно как апелляция к окружающим. При этом на слайде, который он озвучивал, "93%" это количество тех кто "стесняется или мешает выявлению психических проблем". Он не соизволил вникнуть в то, что собрался произнести", - комментирует Tommy Tom Товарищ.

"Неужели вы не понимаете, что делаете? Неужели, вы знатоки ПТСР без боевого опыта, не осознаете, что тупо провоцируете, нет?" - отмечает другой демобилизованный, Максим Музыка.

Демобилизованный атошник, юрист Маси Найем и Музыка решили даже судиться с Друзем за осквернение репутации участников боевых действий. Приглашают присоединяться тех, кто также считает себя оскорбленным.

Что до отбора слов в вышеуказанном докладе - кто угодно может быть "угрозой для общества". Вынужденный переселенец-бездомный, вдова погибшего бойца, мать ребенка, изуродованного во время обстрелов, патриот, которого избили на митинге. Человек, которого уволили с работы, у которого гормональные расстройства или сильное чувство голода, который страдает от хронической боли или депрессии. Даже полковник, резко уволенный с должности из-за какого-то недоразумения.

Применять словосочетание "скрытый враг" по отношению к тем, кто принимал участие в АТО - это действительно похоже на провокацию и дискредитацию ветеранов, на попытку выставить их контуженими агрессивными шизофрениками.

Кроме того, это в определенной степени и дискредитация военной психиатрии, ибо отныне доверия к ней у атошников будет еще меньше.

Если же успокоиться и оценить сообщенное военным психиатром Друзем, оказывается, что самой большой его ошибкой была неудачная подача фактов. По мнению Альберта Фельдмана, психолога и директора украинско-израильского Института стратегических исследований имени Голды Меир (в Украине он делится опытом Израиля через чиновников, профильных экспертов, в частности в вопросах психологической и медицинской реабилитации воинов, беженцев, людей из зоны конфликта), если человек сталкивался с боевой травмой, шоком войны, то в 95% случаях у человека пострадал психологический фон. Это международный опыт.

"Но есть многие, кто сам с этим справляется, - отмечает Фельдман. - Резервы человеческого мозга до конца не исследованы, и никто не знает как у кого психика адаптируется. Поэтому большинство людей, пострадавших от войны, сами приходят в себя. Здесь речь идет о другом, то к чему пытался призвать Друзь - сегодня в обществе существует стигма, которая препятствует выявлению и терапии таких проблем. Неосторожно высказываясь он попал в неприятную ситуацию, потому что косвенно можно предположить, что все поголовно больные, то есть не больны, а имеют в себе признаки посттравматического синдрома. На самом же деле, не больше 20% по мировой оценке, имеют признаки ПТС, остальные справляются без психологов и врачей, их адаптировали общество и семья"

Специалист отмечает – посттравматический синдром (ПТС) не является психической болезнью. Это нормативное расстройство, которое сравнительно легко поддается терапии. С людьми, которые имеют ПТС должны работать преимущественно психологи, реабилитологи, в крайнем случае - психотерапевты.

"Психами их называть категорически нельзя. Лишь в 3-4% случаев требуется помощь психиатров. Они могут следить за ситуацией и определять, какое количество пациентов может проявить себя людьми в которых проявилась психическая патология. Большое количество людей нуждается в психологической реабилитации и это не психиатрическая проблема", - объясняет психолог.

Бойцы АТО, по его мнению, возмущены потому, что "вместо того, чтобы действительно помогать пострадавшим, осуществлять реабилитацию, они занимаются переброской цифр с права на лево, обсуждают общую опасность".

"Вместо того, чтобы адаптировать западные нормы психологической реабилитации бойцов АТО, пытаются рассказывать как все плохо. Возмутило то, что нет реальной работы в этом направлении, есть только разговоры. А кроме того, каждая цифра подается так грязно и проблематично, что из них можно сделать неверные выводы", - отмечает он.

По мнению Фельдмана, отстранение Друзя только за то, что "человек назвал проблему" "это тупое солдафонство"

"Понимаете, судьба специалиста решается в соцсетях. Разве это нормально? Давайте выйдем на улицы и будем назначать главного врача, главного акушера. Это возмутительно. Пусть специалисты это обсуждают. Почему из-за двух-трех блоггеров, пусть даже ветеранов АТО, министр обороны отстраняет полковника, руководителя медицинской отрасли в армии? Я вам объяснил, что Друзь не совсем точно выразился. Но после всего этого его отстранили волюнтаристским решением блоггеров и соцсетей – возмутительно", - рассказал он журналисту Depo.ua.

Можно даже предположить, что произошел новый перегиб и "Фейсбук" теперь руководит украинской армией. Но если вспомнить, чем закончилось, после нескольких волн возмущения дело Голубана, сколько бились за правильную тушонку, форму и обувь и сколько простых военных из-за маленьких звезд так и остались обиженными, иногда даже несмотря на сообщения Мартина Бреста, времена, когда соцсети действительно руководили армией, еще не пришли. И это хорошо.

Больше актуальных новостей читайте на Depo.Жизнь