Евровидение -2017: Группа Monochromea о победе в США, 23 гитарах и комплиментах от "Океана Ельзи"

Украинской группе Monochromea всего полгода, и за это время музыкантам удалось выпустить первый альбом, завоевать награду в США и пройти в полуфинал Евровидение

История проекта началась со встречи преподавателя музыки Кристины Хромяк и IT-менеджера Максима Даценко, который мечтал продюсировать собственную группу. Сейчас Monochromea разрывает все шаблоны шоу-биза. Первый альбом Live on The Main Street группа записала во время выступления на Крещатике, а клип "На дне" сняли в необычном формате, на iPhone.

Выступление Monochromea с проникновенно-философской композицией Blue Bird Украинцы смогут увидеть уже 4 февраля, во время первого полуфинала Национального отбора Евровидение. Как утверждают музыканты, участию в конкурсе пока уделяют максимум внимания.

Вокалистка и автор песен Кристина Хромяк и продюсер Максим Даценко в интервью Depo.ua рассказали о прорыве через полгода, сотрудничестве с западными компаниями, закулисье талант-шоу и ожиданиях от Евровидения.

- Кристина, вы закончили консерваторию, преподавали в музыкальной школе. Только потом ваши песни стали петь участники реалити-шоу, другие музыканты. Как попали в шоу-бизнес, написали первую песню на заказ?

К.Х .: - Песни я писала с пятнадцати лет, хотя первые попытки были стилистически несовершенными. Но я писала и писала. И как-то обратилась к другу, Степану Хмаре - пианиста, с которым мы учились на одном курсе. Говорю: "Смотри, вот есть такие песни. Может, кому-то будет интересно". Он послал знакомым певцам: оказалось, что мои композиции нравятся людям. Это был как знак: я поняла, что мечты могут сбываться ... Первую песню отдала победительницы "X-фактора" Аиде Николайчук. А потом заработало сарафанное радио, хотя массовым сонграйтером я не стала - мое творчество для поп-жанра было не форматным. Я писала и пишу о том, что чувствую, делюсь мыслями, а под требования других подстраиваться мне трудно и за заказные сюжеты я не берусь.

Чуть больше, чем год назад, я встретилась с Максимом - он предложил писать песни для себя и, соответственно, самой их исполнять. Он описал концепцию, которая мне импонировала. Я подумала: почему бы и нет.

- Как нашли друг друга?

К.Х .: - Познакомились через Facebook. Я искала людей с интересами в музыкальной индустрии, и отправляла им записи, где я пою и играю на фортепиано. И вот, Максим ответил, что хотел бы встретиться. Откликнулся еще один продюсер, но именно с Максимом у нас оказалось общее видение. Я не хочу делать легкомысленный материал, чтобы быть на сцене и зарабатывать деньги. Хочу донести мысль, найти отклик в сердцах. И в этом Максим меня понял.

- Многие звезды мыслят противоположно. Мол, если ты не в формате, популярным не станешь ...

К.Х .: - Мы считаем, что потенциал украинского слушателя гораздо выше, чем то, что ему предлагает массовая поп-культура. Если людям давать низкий сорт, они будут его слушать и переваривать. Но мы считаем, что украинский слушатель достойный продукта высокого уровня.

- Неформатные группы часто слышат отказа, например, на радио. Программным директорам эксперименты не нравятся. Вам знакома эта ситуация?

К.Х .: - Мы больше концентрируемся на Интернете и живых выступлениях, а ротация на радио - это приятный бонус. Но мы не рассылаем песни по радиостанциям, они сами на нас выходят, предлагают сотрудничество.

- Первый альбом вы записали в формате live с выступления на Крещатике, а клип "На дне" снимали на iPhone. Это какой-то особый концепт?

К.Х .: - Мы считаем, чем больше у тебя есть что сказать, тем меньше требуется внешней мишуры. Посмотрите на "Океан Ельзи" - у них есть музыка, тексты и энергетика, и они собирают стадионы ... Клип "На дне" мы сделали только вдвоем с Максимом, как эксперимент. Там я замираю, как фотография, а все остальные элементы двигаются. Идея в том, что мгновение останавливается для тебя, а жизнь находится в движении. Мы понимали, что это не будет клип для телеканалов. Но мы его сняли, и нам понравилось. И не только нам ...

Что касается концерта, это был сплошной форс-мажор. Мы приехали на место выступления - а это Крещатик, проезжая часть. И здесь мы видим, что его не перекрыли. А у нас все прибыло - аппаратура, камеры. В конце концов, поставили сцену и сыграли концерт под стенами моей альма-матер, консерватории. Это было символично: там встретилось мое прошлое и настоящее с будущим ... А потом мы послушали запись, все было сыграно хорошо. Решили: почему бы не сделать альбом. Это была наша первая заявка о себе, дальше будем работать над студийными альбомами.

- Ради проекта вы оставили постоянную работу. Это было трудное решение?

К.Х .: - У меня был плотный график - 17 учеников и 40 часов преподавания в неделю. Я не могла свободно распоряжаться временем, заниматься творчеством. Прощание показалось тяжелым: на последнем уроке очень трогательные моменты, даже слезы. Но мы до сих пор общаемся и с детьми, и с родителями. Приятно, что любовь к музыке у детей развивается. Для меня это важно: я всегда старалась, применяла нестандартный подход. Это был мой внутренний протест против скучной системы, в которой дети учатся музыке через силу. Поэтому у меня были свои разработки - способы заинтересовать ребенка. Впрочем, преподавательскую деятельность полностью не забросила, работаю на фрилансе.

М.Д .: - У меня же проект существовал в мыслях до того, как мы встретились с Кристиной. Я пытался взаимодействовать с другими музыкантами, но параллельно работал в IT. Но когда познакомился с Кристиной, понял: это именно то, что я искал. Тогда я решился бросить работу, ведь иногда группа занимает 16 часов в день. У нас с Кристиной плюс-минус одна история. Мы оставили родные гавани и сконцентрировались на музыке. Ведь я видел кучу историй, когда крутые музыканты потеряли талант на своей работе ...

- Максим, IT и музыка - очень разные сферы. У Вас были какие-то нечеканные моменты, разрывы шаблона?

М.Д .: - Для меня было новостью, сколько у музыкантов инфантилизма ... Но с Кристиной не так: она, например, всегда приезжает на встречу за полчаса.

- Почему решили принять участие в Евровидении? Казалось бы - достаточно попсовый конкурс ...

- М.Д .: Да, у нас до сих пор живы стереотипы, что Евровидение - попсовый конкурс для домохозяек. Но как-то нам напомнили, что в прошлом году в финале нацотбора с поп-групп были лишь "НеАнгелы", все остальные - плюс-минус альтернатива. И это вдохновляет: представление о том, что украинская публика понимает только кашу с М1, отходит в прошлое. Люди могут воспринимать гораздо более разумную музыку.

- Кому из конкурсантов симпатизируете?

М.Д .: - Здесь у нас с Кристиной симпатии совпадают - это Laliko и Panivalkova, а еще - очень нравится песня группы LETAY.

- В прошлом году разгорелся скандал из-за выступления Sunsay на России. Как считаете, может ли вообще певец, который ездит в страну агрессора, представлять страну на Евровидении?

К.Х .: - Вопрос не простой. Мы, например, поем на украинском и на Россию ехать не планируем, пока такая обстановка. Но судить такие вещи я не берусь.

М.Д .: - В этом вопросе у нас позиция несколько религиозная. При этом режиме мы туда не поедем. Но, насколько я знаю, даже во время полуфиналов у одного из участников (ROZHDEN - ред.) концерт в Москве. Ну что же: правилам это не противоречит.

- Расскажите, как вы получили американскую награду AkademiaMusicAwards. Ездили за наградой в США?

М.Д .: - Послали заявку на конкурс, и неожиданно для себя победили в одной из номинаций. А еще, эта же песня Watching me стала полуфиналистом Song of the Year. На самом деле, по сравнению с "Грэмми" Akademia Music Awards - это маленький конкурс, ориентированный на открытие новых имен. Хотя некоторые его лауреаты позже получили "Грэмми" (улыбается). За наградой решили не ехать, хотя нас и приглашали. Затраты на логистику превышают пользу.

- От западных компаний еще не было предложений о сотрудничестве?

М.Д .: - Релиз песни Blue Bird, с которой будем выступать на Евровидении, сделал греческий лейбл. Они сами к нам обратились с таким предложением.

К.Х .: - А еще венская студия сказала, что хочет бесплатно сделать mix & mastering песни Watching Me. Это уже что-то для группы, которая существует полгода. У нас довольно быстрый темп, и это вселяет оптимизм.

- Планируете оставаться в Украине, или покорять другие рынки?

М.Д .: - Планов уйти из Украины нет, а вот выйти за пределы нашей страны хотели бы. Больше всего заглядываемся на британский рынок. Но Украина всегда будет оставаться дома. То есть, наш дом - Украина, а не мир.

- Кристина, насколько я знаю, раньше вы пробовали свои силы в талант-шоу ...

К.Х .: - Я пришла туда, на спор. Тот же Женя Хмара постоянно говорил: тебе надо петь, иди, ты победишь. И вот, я поддалась. Это был пятый сезон X-Factor, прослушивание еще до телеэфиров. Я пела Земфиру, и мне отказали. Помню, тогда вздохнула с облегчением. Но получилось так, что в этом пятом сезоне меня пригласили пианисткой в ​​номере Димы Бабака. Я про себя улыбалась: хотите вы или нет, а в прямой эфир я попала.

- Как на таких шоу все на самом деле: видимо, гораздо жестче, чем видят телезрители?

М.Д .: - На самом деле искажения могут быть в обе стороны. Я провел третий сезон "Голоса страны" за кулисами. И убедился в том, что когда нарезают интервью с человека вообще могут сделать что угодно. Например, один доброжелательный парень на экране выглядел страшным снобом. Людям задают одни и те же вопросы, пока не получат тот ответ, который требуется медийщикам.

- Участие в телешоу - скорее минус или плюс для карьеры музыканта?

М.Д .: - Хуже после этого точно не станет. Если у тебя есть материал, свое видение, есть, что сказать людям, это будет полезно. Но некоторые думают, что споют каверы, а затем тебя будет любить вся страна. На самом деле они интересны только во время соревнований. Слушать каверы на концерты не пойдут, разве что закажут на корпоратив, но заплатят не так уж и много. Никакого толчка карьере это не даст. Потому что это вообще не карьера.

- Среди своих любимых музыкантов вы называете Святослава Вакарчука. Вы знакомы лично?

К.Х .: - Лично нет, но я выросла на Земфире и "Океане Ельзи". Их тексты, музыка оставили свой отпечаток. Это именно то нешаблонное мышления, которое меня всегда манило.

М.Д .: - А я знаком.

- Комплименты от Вакарчука по проекту уже получали?

М.Д .: - От самого Вакарчука - еще нет. Мы видимся редко, его нет в Facebook. Но Денис Дудко (бас-гитарист О.Е.) был на нашем концерте и дал небольшое видеоинтервью. Сказал, что ему понравилось. Поэтому можно сказать, от Дудка уже получали (смеется).

- Кристина, вы пишете песни не только для себя, но и для знакомых?

К.Х .: - Пишу для Даниила Клягина, который занимается эстрадно-оперным жанром. Этот жанр несколько лет назад мне был довольно интересен. Даниил планирует выходить на международную арену, в него уникальный голос.

- Вы написали песню SaveUkraine о событиях Революции Достоинства, оккупации части Украины для Кати Брайт. Это ваши личные переживания, вы были на Майдане?

К.Х .: - Активной протестующей я не была. Никогда не участвую в массовых акциях, имею на эти вещи свой взгляд. Но я поддерживаю Украины. То, что я делаю для нее - это мое творчество. Моя миссия - музыка, и я считаю, что в чужую сферу заходить не нужно. Катя Брайт хотела актуальную политическую песню. У меня родилась идея, получился вот такой символический проект.

- Больше политических работ у вас нет?

М.Д .: - Если вы послушаете тексты песен - например, "Боже, свободная" - вы услышите, что там наслоения смыслов. На первый взгляд, история девушки. Но со второго или третьего понимаешь: в песне очень много от того, что сейчас переживает страна. Взаимодействие клеток в мозгу похоже на взаимодействие людей в социуме. Страна - это организм, как и человек.

К.Х .: - То есть открытых политических текстов и призывов мы не используем, но свои позиции и эмоции в творчестве выражаем.

- Это продуманная многослойность, или поток ассоциаций?

К.Х .: - Песня приходит сама, ты будто подключаешься к потоку энергии. Только потом замечаешь все смыслы.

М.Д .: Были случаи, когда Кристина писала полторы песни в день, и конструировать смыслы за такое время никто бы не смог.

К.Х .: - Это зависит от эмоционального фона. Когда у меня сильные переживания или стрессы, поток прорывается ... В кризисные моменты хочется освободить то, что тебя мучает. С пятнадцати лет жизни у меня было сложно, и эмоции нашли выход в творчестве.

- Что случилось, когда вам было пятнадцать?

К.Х .: - Тогда погиб мой старший брат. Жизнь разделилась на до и после. После этого начались другие проблемы в семье - беда не всегда объединяет людей. У меня появилась закрытость от мира, а творчество помогает пробивать эту броню. Боль всегда внутри, надо это переживать и отпускать. Кстати, песня Watching me - о самом сокровенном, это крик души. Видимо, поэтому она задела многих людей.

М.Д .: После этой песни Кристина иногда приходится приводить в чувство, поэтому мы ее ставим в конец.

- Максим, когда вы говорили, что берете уроки вокала. Скоро запоете?

М.Д .: - Да, брал уроки вокала, но больше для себя. Пожалуй, я могу петь, но это требует много времени, сейчас занимаюсь организационными вопросами. Может, когда выйдем на определенный уровень, наймем людей. Тогда Кристина напишет для меня что-то хорошее (улыбается)

К. Х .: - Он еще и на гитаре играет, в коллекции аж 23 гитары. Гитарист их обожает ...

М.Д .: - Да, там есть на чем поиграть. Инструменты с 58-го года. Есть несколько гитар с подписями известных музыкантов.

- И на них играют? За судьбу гитар не боитесь?

М.Д .: - Наоборот, рад, когда они работают. Сам обычно играю только на троих. Другие отдыхают в кофрах. Но гитары созданы для музыки.

- Когда и где вас будет можно услышать вживую?

М.Д .: - Пока не знаем, ведь мы сконцентрированы на Евровидении. Есть задача, которую надо выполнить, и мы ничего специально не планировали. Ведь для нас это не только пиар-акция. Думаем, наша композиция может понравиться и жюри, и зрителям. Может, мы выиграем, и будет еще много работы.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир