Будни прифронтовой больницы: «негерои» без свидетелей, мечты волонтеров и 7 грн на еду

В прифронтовой Днепропетровской области, помимо военных госпиталей, раненых и больных бойцов из зоны АТО продолжают принимать и «гражданские» больницы. В Днепропетровске таких пять

Будни прифронтовой больницы: «негерои» б…

В одной из них - городской больнице №6 - побывал корреспондент depo.ua.

ТРИ ПАТРОНА И БАНКА ТУШЕНКИ

Сейчас на лечении здесь находятся пять десятков бойцов из зоны АТО. Поступили не с ранениями, а, как они выражаются, с «болячками». Контуженные, парализованные, простуженные, с обострениями хронических заболеваний.

...Военнослужащий Николай в очень тяжелом психологическом состоянии. Рыдая в голос, он рассказывает, как из 30 человек личного состава его разведроты из Дебальцево удалось выйти лишь 18-ти, как потеряли всю технику. Более 20 км шли они пешком - с тремя патронами и банкой тушенки. На трассе их подобрала машина со сгоревшими покрышками - ехали на одних дисках.

Крепкий взрослый мужчина, не сводя глаз со своих парализованных ног, продолжает рассказывать о похоронах сослуживцев, о 19-летнем парне с оторванными конечностями, которого выхаживает мать. О том, как, находясь практически в окружении, приходилось стирать бинты, как его бойцы голодали, сутками ожидая волонтеров, которые не могли к ним прорваться. «Если б не волонтеры, мы б там сдохли. Уже б давно!» - говорит он... Форма «улетает» на фронте - ее приходится снова и снова покупать за свои деньги. На выданном ему бронежилете была надпись «Кабул-88», а на каске - «1943 год, ст. лейтенант Федоров»...

Соседи по палате лишь качают головой. Всем им, пробывшим на передовой по полгода-год, так и не удалось получить статус участников АТО.

Впрочем, тут же Николай расплывается в улыбке и мечтает о Дне Победы. И о том, что им, воинам АТО, волонтерам, не придется стоять на параде за военачальниками, которые будут увешаны наградами за придуманные подвиги.

КОМАНДИРЫ КАРТОЙ НЕ УМЕЮТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ

В палату входит медсестра - Николаю пора проводить процедуры. Остальные ребята засобирались на перекур. «Вы не думайте, то, что он рассказывает, бывает не всегда и не везде. Вообще он «на взводе» сейчас», - говорит молодой боец. Дмитрий родом из Одессы, прибыл «со спиной» из расположения в Донецкой области. Говорит, что у них вызвать к заболевшим на передовой бойцам врача не проблема. Так было и с ним - приехал хирург, «настоящий, хороший врач», осмотрел и направил в одну из прифронтовых больниц. Оттуда - в переполненный военный госпиталь, дальше - сюда. «Проблем с лечением нет. Препараты все колют - волонтеры достают. Нормально, подлечусь - и обратно», - подытоживает Дмитрий. 

Вообще, вспоминая многих своих сослуживцев, Дмитрий сетует, что в военкоматах «гребут, кого попало»: «Если человеку 55 лет, из которых 30 он плотно злоупотреблял спиртным - какой с него толк? Есть у нас одно подразделение, где восемь «двухсотых». Из них только два погибли в бою! Остальные - по пьянке. То гранату под печкой забудут, то постреляются. А то, что «там» не пить невозможно, - это все чес. Вот у меня во взводе, например, никто не пьет. Это как командир дисциплину выстроит - от этого все зависит».

Главной проблемой на передовой Дмитрий считает недостаток профессиональных офицеров. «Не тех, кто только военную кафедру прошел, а тех, кто хотя бы картой умеет пользоваться. Вот, например, если бы не наш комбат - настоящий, нас бы уже не было». Не говоря уже об артиллерии, которую не зря называют «военной интеллигенцией».

ДОКАЖИ, ЧТО РАНЕН СНАРЯДОМ, А НЕ УПАЛ С ЛЕСТНИЦЫ

Константин - необычайно милый невысокий 20-летний парень с военной выправкой - «контрактник». В последние месяцы нес службу в донецком аэропорту, в больницу поступил из его окрестностей. По поводу видеозаписей из аэропорта говорит, что те из них, на которых запечатлены части уцелевших самолетов, явно устарели. «Нет там даже крыла уцелевшего», - утверждает он. По поводу целесообразности героического удержания руин говорит, что он - человек военный и приказы обсуждать не привык. Главной проблемой на передовой считает холод: «Как ни оденься, а даже шесть часов на морозе попробуй продержаться! Одеваться потеплее не получается - нужно быстро передвигаться, сохраняя мобильность. А еще - броник, оружие». Константин в АТО уже почти год, но статуса участника также не получил. Более того - ему еще предстоит доказывать, что он был контужен на поле боя. Но для этого нужны... свидетели. «А где я возьму трех свидетелей того, что возле меня разорвался снаряд? Врачи не могут определить, откуда черепно-мозговая травма. Может, я с лестницы упал», - недоумевает боец.

Костя тоже благодарит волонтеров. «Армейский сухпай выдают, конечно. Но где я, к примеру, в чистом поле возьму воду, чтобы его развести? Или разогрею его? Заледеневший не угрызешь». У противника, говорит, проблемы те же. «Видим их, наблюдаем. Есть, конечно, местные воюют. Но профессиональных военных видно сразу - у них и выправка другая, и аптечка на своем месте висит. Да и по акценту понятно, по поведению - кто есть кто».

ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ ВРАЧЕЙ И «СТИХИЙНОЕ» ВОЛОНТЕРСТВО

При больнице №6 работает волонтерский центр. Лариса Токарь и Марина Нечипоренко пришли к главврачу в те трагические последние дни августа, когда в Днепропетровск хлынул поток раненых из Иловайска. Тогда только в «шестую» за сутки поступило около 90 человек с огнестрельными и минно-взрывными ранениями.
Полки волонтерского центра заполнены тапочками, нижним бельем, полотенцами, мылом-шампунями-пастами. Люди все это приносят, читая список необходимого на странице волонтеров в Facebook. Это и школьники, и организации из-за границы, и фирмы, и простые горожане, живущие неподалеку. В холодильниках запас продуктов на случай внезапного поступления раненых. При этом ни копейки денег волонтеры в руки не берут - отправляют всех желающих внести денежные средства в благотворительный фонд «Розквіт», который давно был создан при больнице. Все средства - под отчет. При этом договорились, чтобы фонд не взимал ему причитающиеся 20%. На собранные деньги покупали медикаменты, аппараты Илизарова, противопролежневые матрасы, каталки, костыли, кровати. Поменяли даже окна в некоторых палатах.

Марина Нечипоренко

Семь месяцев эти женщины изо дня в день обеспечивают пребывание бойцов в больнице. Собственное время, бензин, нервы - не в счет. Они мечтают, чтобы было, как в Америке: чтобы они имели официальный статус и могли рассчитывать на понимание со стороны государства. Чтобы медперсонал в страхе грядущей проверки КРУ «не ставил на приход каждую таблетку аспирина», а деньги, выделяемые на лечение бойцов, контролировали б волонтеры. «Тогда каждая палата для бойцов АТО точно бы была хотя бы с хорошими кроватями», - рассказывает Марина Нечипоренко. Она уверена, что без волонтеров теперь не обойтись, и их деятельность должна приобрести цивилизованные, не стихийные формы.


По словам главврача больницы Александра Серого, до августа больница не была особо задействована в лечении раненых, и поток раненых из Иловайска стал настоящим испытанием для больницы. Бойцы поступали прямо с поля боя, с необработанными гнойными ранами, без элементарной первичной медпомощи.

«До сих пор львиную долю в обеспечении потребностей поступивших в больницу воинов АТО оказывают волонтеры. И сотрудники больницы также помогают. Но посудите сами - как можно обеспечить качественное трехразовое питание на 7 гривен в день?» - говорит главврач.

Сейчас, в основном, поступают бойцы с соматическими заболеваниями. Некоторые с - возрастными, другие - с последствиями пребывания в полевых условиях, переохлаждениями. Было два случая обнаружения онкозаболеваний. Всего за время АТО лечение в больнице прошло около 600 бойцов.

Александр Серый

«Я считаю, что любое наше лечебное учреждение в условиях внешней угрозы должно иметь потенциал для приема потока раненых, - говорит главврач. - К примеру, в нашей больнице есть резерв: можем выдержать наплыв в 150 человек, которые будут приняты в четырех хирургических отделениях с операционными. В других отделениях также выделены резервные койки. Медперсонал готов, в случае чего, быстро прибыть на место работы. Когда садится борт (авиацией доставляются раненые бойцы из зоны АТО. - ред.), наш зам главврача уже знает, скольких бойцов привезут к нам. Все отработано. Даже если раненые поступают ночью, есть, чем накормить, во что одеть бойцов, чем застелить постель. Спасибо добрым людям и волонтерам». 

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Головна

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook