Олег Высочан: Про авторитет Порошенко, голоса армии за Бойко и взгляд Зеленского в глаза Путина

Участник АТО, сержант 128-й отдельной горно-пехотной бригады Олег Высочан сейчас работает в Институте Восточноевропейских исследований в польской столице - Варшаве. Он рассказал о голосовании в армии за пророссийских кандидатов, авторитете Петра Порошенко и слабости Владимира Зеленского. А также о выборах и мнении европейцев об Украине

С Олегом Высочаном мы говорим в Кракове, где в эти дни проходит 5-й Европейский Конгресс Местного Самоуправления. До войны он был юристом, а в зону АТО ехал уже из Польши. Сам он из Ужгорода. Сейчас Олег работает в ЕС и имеет контакт с европейскими дипломатами. В напряженном графике находим свободное время, чтобы поговорить про украинские реалии. Потому что скоро 21 апреля - второй тур выборов президента в Украине. А первый тур породил немало вопросов о Зеленском, Порошенко, армии и нашем обществе.

- Олег, ты военный, служил в зоне АТО, расскажи – при каких обстоятельствах это произошло?

- Я не кадровый военный – я попал в армию по мобилизации. Я был в Польше, когда началась война в Украине. Приехал из Польши, пришел в военкомат и оказался в армии. Собственно, попал я служить тогда в 128-ю отдельную горно-пехотную бригаду, в составе которой выехал на Восток, в зону проведения Антитеррористической операции. Таково было официальное название, хотя для меня это была война и никак иначе я не могу ее назвать.

- Сколько лет ты там был?

- 2014-2015-й годы.

Олег Высочан справа

- Вот состоялся первый тур президентских выборов и ты посмотрел на результаты голосования на спецучастках в зоне проведения ООС, где более 600 человек поддержали Юрия Бойко и где Владимир Зеленский едва не победил Петра Порошенко... Как ты объяснишь такие взгляд современных военных? Что могло повлиять?

- Когда я увидел эти результаты, то первое, что меня "убило", это голоса за Бойко и Вилкула на спецучастках. Я сначала сам для себя не мог объяснить – как ребята, которые воюют на Востоке, которые защищают Независимость Украины, ее территориальную целостность, могут отдать голоса за лиц, язык не поворачивается назвать их людьми, которые виноваты в том, что в Украине сейчас война?

Правда, позже было логическое объяснение и были этому доказательства, что на спецучастках голосовали не только военные – к спецучасткам были приписаны так же и подразделения полиции, и подразделения СБУ, и другие подразделения, которые проходят службу на Востоке Украины. Ну, и ни для кого не является секретом, что бывшие "беркутовцы" частично проходят службу в Полиции. Также не будет ни для кого секретом, что и в СБУ до сих пор хватает "непорядочных людей", я бы так мягко выразился. На это все нужно время – чтобы эту массу людей профильтровать.

Собственно, я хочу верить в то, что эти голоса за Бойко и Вилкула все же отдали не военные. Почему хочу в это верить? Потому что человек, прошедший войну, он не может кому-то такого пожелать, он не может хотеть продолжения этой войны, он хочет окончания этой войны победой, а не капитуляцией. И, отдавая голос за людей, которые являются причиной этой войны, это просто нонсенс, который не укладывается в голове.

- Сейчас бытует мнение, что немало людей подписывают контракт с армией, только чтобы заработать денег. То есть, для них нет никаких принципов, и я уже у многих блоггеров читал, что это все вот эти "мигранты" пришли в армию и голосуют за Бойко и Вилкула...

- По состоянию на сегодня я к армии имею опосредованное отношение. Я продолжаю общаться с командирами, я продолжаю общаться с ребятами, я продолжаю по возможности помогать, чем могу, но не могу сказать, что там сейчас служат гастарбайтеры и назвать их количество. Но я думаю, что там есть такие. То есть, это люди, которые не нашли себя в гражданской жизни, которые не хотят работать, поэтому подписали контракт и поехали на Восток. Все же это и статус участника боевых действий, и определенное выделение в обществе, и те же льготы. И, если взять зарплату, то сравнивать 2014-й год и сейчас – это небо и земля. Это надо быть полностью слепым и глухим, чтобы не видеть тех изменений, которые произошли в Вооруженных силах Украины. Поэтому я думаю, что "заробитчане" все же есть, но их можно легко выделить из числа тех, которые пошли туда, чувствуя долг и патриотизм.

- В те времена, когда ты служил, и сейчас (ты говоришь, что общаешься с командирами), Порошенко – это авторитет в армии? Действительно ли это тот президент, за которого армия, как он декларирует?

- Это сложный вопрос. Петр Порошенко является верховным главнокомандующим. Но между верховным главнокомандующим и командиром роты или командиром отделения настолько много людей, что простому военному очень трудно судить про определенные действия верховного. Я могу наверняка сказать, что я вижу положительные изменения. Также я не буду скрывать, что вижу и много негатива, который, к сожалению, до сих пор остался в вооруженных силах. И это многих отталкивает от службы в Вооруженных силах Украины. Основной негативный момент заключается в том, что ВСУ снова превращают в бумажную армию – кучу бумажек, кучу бирок, которые нужно напечатать, еще и разными цветами – это все лишние затраты, которые никому не нужны. От этих вещей нужно отказываться. И из того, что я вижу, есть планы от этого отказаться. Почему этот процесс длится так долго? ВСУ вообще являются очень сложным механизмом и, чтоб как-то его остановить и перенастроить, нужно много времени и усилий. Возможно, потому.

 

- Сейчас уже все представляют, что верховным главнокомандующим становится Владимир Зеленский. Какую, по твоему мнению, кадровую политику ему следует проводить, чтобы быть авторитетом для военных?

- Я не представляю Владимира Зеленского вообще в роли главнокомандующего. Даже при условии, что он возьмет себе в помощь сверхмощных военных экспертов (не хочу привязываться к каким-то фамилиям, потому что Кривонос сейчас работает в команде президента и я сомневаюсь, что он будет из команды в команду переходить; хотя, я могу ошибаться), все равно будет верховным он, и ответственность за те или иные действия, бездействие или приказы будет нести он. Я не вижу в нем мужества взять на себя ответственность. Я просто не могу себе это представить.

О Петре Порошенко можно сказать много как хорошего, так и плохого. Я не хочу его сейчас оценивать ни как человека, ни как президента. Принимая во внимание сухие факты, сухую статистику, я вижу улучшения. Я вижу вещи, над которыми еще нужно работать, но эти вещи видят все. Я вижу вещи, над которыми нужно было давно уже работать, но к ним никто даже не приступил. Но судить, почему так произошло, я не могу, потому что не имею всей информации, чтобы увидеть полную картинку.

- Ты проживаешь в Польше и голосовал здесь. Сколько времени стоял в очереди? Как вообще это происходило? Кстати, в Польше победил Зеленский.

- На самом деле, я не видел, как раньше проходили голосования в Польше – я впервые здесь голосовал. Когда я приехал на участок в Варшаве, то был приятно поражен, увидев ту очередь людей. И первая мысль была не: "Ох, сколько придется ждать!", а первой была мысль: "Ух, как классно!". Ведь столько людей решили не игнорировать, а прийти и проголосовать.

В очереди я простоял около трех часов. Хотя само ожидание в очереди было интересным, ведь много людей – ты стоишь и слушаешь их, общаешься... И, слушая их, начинаешь складывать картинку того, что происходит в головах людей, которые находятся не в Украине и не находятся под влиянием украинских СМИ, а которые черпают информацию из европейских СМИ. В Польше местные СМИ много пишут об Украине – Украина постоянно на слуху и все события, которые происходят, они описываются и анализируются польскими журналистами. Собственно, из результатов голосования видно, что у них в головах.

- Кем ты работаешь в Польше?

- В Польше я работаю в фонде "Институт Восточноевропейских исследований" координатором по Украине.

- То есть, в принципе, ты имеешь возможность общаться с людьми, которые являются дипломатами из других европейских стран и которые могут поделиться своими впечатлениями об украинской политике?

- Собственно, моя работа и заключается в общении с людьми разных рангов и разных уровней, как из Украины, так и из других стран.

- Что ты можешь сказать – как европейцы, и поляки в частности, реагируют на победу в первом туре Зеленского? Как они вообще оценивают эту виртуальную битву между Порошенко и Зеленским, в том числе "битву анализов"? У них это вызывает беспокойство, или наоборот – они довольны этим "шоу"?

- Я не могу ответить на этот вопрос, потому что мои друзья из Польши не будут со мной говорить на эту тему, учитывая то, что я украинец. Потому что какие-то моменты могут быть просто неприятными для меня. На официальном уровне, конечно, каждая страна ЕС задекларировала, что не имеет фаворитов, и это правильная позиция.

Что касается "шоу", то я могу сказать от себя: иногда немного неприятно наблюдать это "шоу" и понимать, что это шоу вижу не только я, а его видит весь мир. Оно не должно так происходить – есть определенные законы, определенные нормы, определенные вещи, которых нужно придерживаться. А если кому не нравится – пожалуйста, приди к власти и внеси изменения в этот закон. И уже на основании тех изменений живи себе. Но пока мы имеем такие законы, и люди, которые претендуют на то, чтобы стать гарантами Конституции, должны в первую очередь придерживаться этих законов и той же Конституции.

- Сегодня слышал мнение, что уже из Британии узнают – где купить билеты на НСК "Олимпийский", чтобы увидеть дебаты. А вот тебе лично было бы интереснее увидеть дебаты на стадионе, или в стандартном формате – в студии.

- На самом деле, есть статья в законе "О выборах президента Украины", которая регламентирует дебаты между кандидатами: как они должны происходить, в каких рамках, кто их организует, и все, как оно должно быть. Постановление ЦИК более подробно это все описывает.

Насчет билетов - это тот момент, за который мне немножко стыдно. Ведь это, простите, не цирк и не какое-то шоу. Это – выборы президента Украины, выборы гаранта Конституции, выборы первого лица государства, который представляет Украину на международной арене. И когда человек еще не выбран, а над ним уже смеется весь мир и хочет прийти и посмотреть, извините, как на клоуна... Ну, так не должно быть. Это вообще неправильно.

Моя позиция такова: да, это шоу. Но это не должно было бы быть шоу. Это должны были бы быть дебаты, с сухими фактами, с презентацией избирательных программ кандидатов. Это должен был бы быть не стадион, где будут различные лозунги выкрикивать и соревноваться, кто кого перекричит. Это должна быть студия, эксперты, представители влиятельных общественных организаций, другие уважаемые люди, которые имеют вопросы и могут озвучить те вопросы, которые имеют сами избиратели. Вот у меня, например, есть очень много вопросов к кандидату Владимиру Зеленскому.

 

- Он говорит, что ты можешь в комментариях написать ему...

- Не отвечает. Я пробовал писать к представителям его команды, у них есть определенные стандартные ответы, но мне этого недостаточно. Я хочу более подробно. А когда им нечего ответить, то начинают переводить все в шутку. И это еще один момент, почему мне страшно, что Владимир Зеленский будет избран президентом Украины. Потому что сложные ситуации и сложные вопросы во время управления Украиной будут возникать ежедневно, и очень много. И мне действительно страшно, что в каких-то патовых ситуациях они будут переводиться в шутки. На уровне государства это может и срабатывает среди определенных людей, но на международной арене - не сработает.

- Ты можешь представить Владимира Зеленского, который сидит и смотрит в глаза Владимиру Путину?

- Опять же, я озвучу свое субъективное мнение: он слаб и морально, и энергетически, чтобы переиграть даже не Владимира Путина, а лояльных Украине представителей других государств. Потому что президент каждого государства, даже самого дружественного к Украине, должен в первую очередь обеспечивать интересы граждан своего государства. И даже на этом уровне, мне кажется, что Владимир Зеленский не смог бы.

- То есть, даже с Виктором Орбаном он бы не поладил?

- Нет.

- Тогда скажи: чего ты ожидаешь от нового президента, кто бы им ни был? И чего именно ты боишься? Самый большой страх и самое большое ожидание?

- Я в этой жизни уже мало чего боюсь, но мне бы не хотелось, чтобы победил Владимир Зеленский. Скажу откровенно: во втором туре я, как и в первом, буду голосовать за Петра Порошенко. Чего бы я от него хотел? Чтобы он прислушивался к тем замечаниям, которые ставит ему общество. Есть над чем работать и какие ошибки исправлять. Чего я боюсь? Что он просто не обратит внимания на эти замечания, но у меня нет сомнений, что изменения произойдут.

- А что самое страшное может быть для Украины по итогам этих выборов? Что мы можем потерять в худшей перспективе?

- В самой худшей перспективе мы можем потерять Украину, как таковую. Но, опять же, это не будет страх – это будет скорее убеждение: в случае, если президентом будет избран Владимир Зеленский и сбудутся те страхи, которые сейчас гуляют по Интернету, то люди, которые его выбрали, окажутся неготовыми взять на себя ответственность за свой выбор. И страх в том, что люди, которые выберут Владимира Зеленского президентом, в крайней ситуации не пойдут на фронт защищать Украину, ее народ, территориальную целостность, суверенитет, как это сделали ребята, которые пошли в 2014-2015-м годах. Потому что основная часть его электората это люди, которые так или иначе "откосили".

И страх в том что те, кто пошли на войну в 2014-2015-м годах, они просто не захотят пойти. Не потому, что они перестали любить свое государство, не потому, что они не желают ему добра, не потому, что не хотят защитить территориальную целостность и суверенитет, а именно потому, что они не будут видеть необходимости – за кого? 30% избирателей Украины отдали свой голос за героя фильма. Страшно, что просто некому будет.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир