Почему политолог Андрей Дорошенко станет мучеником для "ваты"

Трагическая гибель в результате падения с девятого этажа не слишком известного в Украине политолога Андрея Дорошенко вдруг сделала из него "звезду" как в Украине, так и на России
Почему политолог Андрей Дорошенко станет мучеником для "ваты"
Почему политолог Андрей Дорошенко станет мучеником для "ваты"

Различные "ватные" паблики ухватились за тот факт, что украинская полиция возбудила уголовное производство по статье "умышленное убийство" (что делается в случае любой смерти, или даже исчезновения человека и является чистой формальностью), и начали кричать про очередную "жертву" киевской хунты", которая пострадала за свои убеждения, которые не совпадали с государственной "фашистской" идеологией. Зато все обстоятельства гибели Дорошенко свидетельствуют, что его смерть – это самоубийство, но пока окончательно утверждать это еще рано, ведь следствие продолжается.

В depo.ua решили исследовать, какие взгляды на политическую ситуацию Дорошенко имел при жизни, и что вообще известно о жизни политолога.

Одним из первых на смерть Дорошенко отреагировал бывший нардеп от Партии регионов Тарас Черновол, помощником которого в свое время работал покойник, которого Черновол считал своим другом.

"Андрей был моим другом, официальным помощником в парламенте, мы много лет весьма плодотворно сотрудничали. У нас не всегда совпадали взгляды, но все же общего было больше, чем разногласий. И сегодня его не стало... Просто очень грустно - Андрей был хорошим человеком, очень толерантным, деликатным и талантливым, он постоянно генерировал новые идеи. Одна из них объединяла нас немало лет - идея украинско-арабских контактов. В рамках созданной им и Сергеем Толстовым организации "Евроарабия" мы налаживали контакты сперва с посольствами, позже с правительствами арабских государств, организовали два официальные визиты в Марокко и Алжир..." – написал Черновол.

Кроме Черновола, Дорошенко также успел поработать с еще одним нардепом-регионалом и доверенным лицом Виктора Януковича на президентских выборах 2004 года Геннадием Самофаловым.

Что же касается взглядов покойного, то в последнее время публично он их высказывал на одной площадке – в эфире не слишком популярного интернет-телеканала UKRLIFE.TV и говорил он преимущественно не об украинско-арабских контактах, а о более актуальных вопросах повестки дня.

Год назад Дорошенко довольно много говорил и про Донбасс, и про переговоры в Минске, достаточно осторожно намекая на необходимость или децентрализации, или федерализации Украины. "В основу мирного урегулирования (на Донбассе, - ред.) должны лечь такие концептуальные сущностные вопрос – какой быть Украине - централизованной или мы идем путем федерации, как предложил недавно премьер-министр Греции, или пойти по пути Италии или Испании, где есть широкие полномочия различных автономий, регионов. Это то, что называется децентрализация", - отмечал Дорошенко в феврале 2015 года. При этом он не скрывал своих симпатий к Юлии Тимошенко, отмечая, что Минские соглашения несут в себе большие риски для Украины.

За год, уже в феврале этого года, Дорошенко в деталях несколько изменил свою риторику. Теперь Минские соглашения он называл "неиспользованным шансом" и значительно более смело настаивал на необходимости "переучреждения" Украины, взяв за образец Дейтонский процесс – мирное соглашение, подписанное в 1995 году, которое положило конец войне в Югославии, взамен создав федеративную мусульмано-хорватско-сербское государство Боснию и Герцеговину. То есть Дорошенко настаивал на "боснизации" Украины, что можно считать синонимом путинской "федерализации" и что по мнению многих экспертов является для Украины почти нежизнеспособным сценарием.

Задачи украинской власти Дорошенко формулировал довольно просто: "Остановить войну, провести конституционную реформу на удовлетворенность всем". При этом часть украинской Конституции нужно "вшить в международный договор (относительно урегулирования конфликта на Донбассе), что будет гарантировать безопасность Украины, чтобы все верили".

Кроме того, Дорошенко любил поразмышлять и о возможности в Украине "третьего майдана", который в его интерпретации имеет четвертый номер.

Таким образом господин Дорошенко, если не брать во внимание его периодические сантименты относительно Юлии Тимошенко, выглядит вполне последовательным хотя и осторожным "регионалом-путинцем" и предположения ватников, что Дорошенко "был свой" выглядят отнюдь не беспочвенными. Зато, все обвинения в адрес "хунты" в коварном убийстве несогласного с генеральной линией – это лишь удобная для россиян конспирология, что нет никакого реального основания, и не только потому, что нет никаких доказательств убийства Дорошенко, а и потому, что украинской общественности этот политолог был почти неизвестен, а интерес к его деятельности у широкой общественности спровоцировала лишь его трагическая смерть. Поэтому любой коварной хунте было бы выгоднее иметь такого "неудобного" политолога живым, невредимым и по-прежнему никому неизвестным.

Больше новостей политики читайте на Depo.Власть