Жизнь

Кто в Крыму кроме татар молится за бойцов АТО

Крымское проукраинское движение - это не только крымские татары

04 июня 2016, 10:00

Кто в Крыму кроме татар молится за бойцов АТО

Depo.ua исследовал, почему устойчивым выражением стало именно "наши братья-крымские татары", вместо "наших братьев крымчан".

С начала аннексии Крыма отовсюду мы слышим о том, что крымские татары остались верными Украине и платят за это страшную цену. Их терроризируют, похищают, пытают, убивают, не дают даже почтить погибших в День депортации 18 мая. И это все ужасная правда.

Каждый случай похищения или нарушения прав коренного населения Крыма приобретает огласку в Украине и за рубежом.

Но в Крыму есть и украинцы, и россияне, которых били за желто-голубые ленты, арестовывали, похищали и пытали. Они со своей верностью Украине оказались в Крыму в таком же оккупационному аду. Вот только на международных заседаниях, в соцсетях, в прессе о них почти не вспоминают. И даже больше – какой-то частью общества считается, что за Украину в Крыму только крымские татары, а все остальные продались оккупантам.

Часто в крымских группах в соцсетях можно увидеть сообщения крымчан вроде "Наши братья крымские татары. А как же мы? Почему никто не говорит о нас!". Такое впечатление, что у крымского сопротивления только крымскотатарское лицо. А верных Украине украинцев и россиян какой-то жалкий незначительный процент.

Подчеркиваем, цель этой статьи – не уменьшить вклад крымских татар в дело освобождения Крыма и не противопоставить крымских татар остальным крымчанам. Но жителям свободной Украины, или как говорят теперь в оккупированном Крыму "материковым",  будет полезно (и приятно) узнать, сколько этнических россиян и украинцев празднуют Новый год по киевскому времени, молятся за бойцов АТО и едва сдерживают слезы, когда слышат украинский гимн.

Коли в українців з'являться "наші брати кримчани" - фото 1

Митинг в Симферополе

Желто-голубой флаг, трезубец, "Ще не вмерла Україна" – годами это для крымчан было как воздух. Не в том смысле, что без них не могли дышать, а в том, что их не замечали. Воспринимали как нечто само собой разумеющееся.

А когда это забрали - почувствовали, что задыхаются. Кто-то поехал, чтобы хоть голым-босым бомжом, но вновь дышать. Кто-то вынужден остаться. "Ну кто-то же должен встречать здесь наши колонны с нашими флагами, когда они вернутся" – так они говорят, будто оправдываются, когда спрашиваешь, почему живут в том филиале мордору.

"Проукраинских славян в Крыму столько же, сколько и татар, - рассказывает крымская поэтесса, бард Мария Ветрова. – Я знаю даже нескольких граждан "эрефии", которые живут в Крыму и при этом они за Украину. Проукраинские крымчане общаются, собирают помощь для АТО и семьям погибших или посаженных оккупантами. Были активисты, которые помогали переправлять тех, кто в федеральном розыске, на материк. Или тех, у кого нет документов. Есть водители, передают посылки бесплатно на материк и обратно. Но мало кто говорит об этом и тем более не называют имен".

Коли в українців з'являться "наші брати кримчани" - фото 2

Мария Ветрова

Быть в оккупированном Крыму "открытым украинцем" на самом деле очень опасно. В 2014 году их похищали и пытали, как Анатолия Ковальского, Андрея Щекуна, Леонида Коржа, арестовывали как Сенцова, Афансьева и Кольченка. За вышиванку или желто-голубую ленту могли побить, порвать одежду. В 2015 году прошел ряд обысков-предупреждений.

Сейчас за вышиванку уже не бьют, но, говорит председатель ОО "Шторм" Елена Антонова, депортируют во время попытки въехать в Крым или официально сообщают по телефону, что следят и не думай сопротивляться. Один из последних случаев - фермера Владимира Балуха приговорили к 320 часам исправительных работ за вывешенный в 2013 году флаг Украины.

"Украинский культурный центр" – один из немногих оплотов украинства на полуострове, образованный уже после оккупации этническим россиянином Леонидом Кузьминым, не занимается ничем незаконным с точки зрения оккупационного законодательства.

Коли в українців з'являться "наші брати кримчани" - фото 3

На День вышиванки активисты Украинского культурного центра гуляли Симферополем в таком виде. В центре - Леонид Кузьмин

Что Крым это Украина не заявляют, саботажи и диверсии не устраивают. Они собирают литературу на украинском языке, устраивают культурные мероприятия, возлагают цветы у памятника Шевченко. Памятник Кобзарю стоял в одноименном парке Симферополя забытый и почти никому не нужен, и кто знал, что одновременно крошечный бюст на черном постаменте станет Каабою для местных украинцев. Как когда-то в советские времена возле него запрещено собираться и чтобы положить цветы надо спросить разрешения "власти". Обычно она даже это запрещает.

"Мы знаем, что за нашими действиями наблюдают, на наши мероприятия приходят, - рассказывает Леонид Кузьмин – школьный учитель истории, уволенный за проукраинскую позицию. - Нам запрещают проводить наши мероприятия на праздники такие как день Шевченко, день казачества и многие другие. Любые наши действия вызывают противодействие с их стороны. Были визиты домой, задержание у подъезда, предостережение о недопущении экстремистской деятельности. В основном за несанкционированный митинг", - рассказывает Кузьмин.

Активисты говорят, что процент поддержки Украины в Крыму высокий, есть люди, которые возлагают цветы к памятникам Шевченко или Киеву на аллее городов-героев, есть дети, которые одеваются на последний звонок в вышиванки и победу Джамалы также праздновали, гуляя по городу в вышиванках.

Но это обычно личные инициативы. Большинство проукраинских крымчан украинского и российского происхождения занимают пассивную позицию и предпочитают поговорить на кухне или в узком кругу давно знакомых людей, чем заявлять о себе вслух.

Даже если это можно сделать с относительной безопасностью, как вот Леонид с единомышленниками.

"Одна из причин это пассивность и неорганизованность украинцев, - объясняет Леонид Кузьмин, почему по его мнению, на материке знают только о героическом сопротивлении крымских татар. - Вторая причина - из Крыма на материк выехали много людей которые занимались украинским вопросом, а другие вынуждены были замолчать. Сегодня приходится все начинать с нуля. Третья причина это страх и недоверие к активистам, которые сегодня занимаются украинским вопросом. "

В Крыму, признает председатель Украинского культурного центра, массового украинского движения на самом деле никогда и не было. Отдельные общественные организации занимались украинским вопросом, но не такие большие и влиятельные, как Меджлис. А именно благодаря такой организации, уверены проукраинские крымчане, все знают о патриотической позиции крымских татар.

"Действительно, у крымских патриотов крымскотатарские лица и это потому, что у них есть Меджлис, который занимается, в том числе, информированием. У нас такого органа нет. Нам это не было нужно, мы были у себя в стране. А теперь и лидера, который такой орган организовал бы нет", - соглашается председатель ОО "Шторм" Елена Антонова.

Коли в українців з'являться "наші брати кримчани" - фото 5

Елена Антонова

При этом Елена вообще не уверена, что такая организация актуальна сейчас, потому что сразу после ее возникновения начнутся обыски, похищения и аресты, а организацию все равно запретят. Более целесообразным, она считает, методично и без лишней огласки помогать крымчанам – патриотам Украины, которых родное государство бросило на произвол судьбы.

"Ситуация на полуострове нуждается в защите прав крымчан, психологической, физической и юридической помощи. Взять инвалида, или больного на рак и привезти на материк, чтобы оформить наследство, пенсию, оказать медицинскую помощь, поселить в санаторий. Помочь деньгами маме с восемью детьми, чтобы она сделала загранпаспорта. Помочь оформить документы малышу, у которого гидроцифалия, и ему нужна операция в Германии, а без украинского свидетельства он не выездной. Помочь абитуриенту с проживанием на материке на время сдачи ВНО. Это то, что делает моя организация эти два года. Сегодня мы живем в оккупации и должны действовать, понимая, что законы мирного времени не работают. У нас не стреляют, но у нас тоже война, гибридная, подлая. Наши дети – ее мишень и чем дольше политики и чиновники будут "выражать обеспокоенность", тем меньше у нас шансов отвоевать умы и сердца наших детей".

Не крымчане должны заявлять о своей позиции, отмечает Елена, а чиновники должны работать лучше.

"Чиновники понятия не имеют, как это сохранить гражданство в оккупации в течение двух лет. Страна, которую мы считаем своей, сделала все, чтобы защитить себя от нас. Крича в телевизор "Крым это Украина", чиновники в Херсоне берут взятки за документы для детей 16 лет", - возмущается она.

Коли в українців з'являться "наші брати кримчани" - фото 6

Согласна с Еленой другая наша собеседница Мария Ветрова.

"Мне кажется, надо заявлять о себе, но в данном случае лучше тихо делать много полезной работы, чем громко заявлять о себе и нарваться на неприятности - от задержания до похищения и убийства, - говорит она. - Наши люди в Крыму нам нужны живыми. Материковые часто не понимают, что это все не шутки, и в набитом оружием Крыме с кучей стукачей даже ходить в вышиванке опасно. Крым вернут, санкции сделают свое дело. Но людей я бы лучше поберегла. Если их всех вытеснят или пересажают некому будет дышать в затылок оккупантам, не будет кому поддержать вдов и сирот убитых активистов. Некому будет встречать нашу армию во время освобождения Крыма".

Читайте также: Родившиеся в депортации: Как Крым встретил татарских репатриантов

Два года в подполье: как в оккупации борются за освобождение Крыма

Больше новостей о событиях в Украине и мире читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...