Власть

Евгений Червоненко о том, как просился в Кабмин и почему поселил жену в Крыму

Украинский политик и бизнесмен, депутат Верховной Рады IV созыва Евгений Червоненко рассказал ДеПо, почему готов стать кем угодно в новом правительстве, зачем спас Тимошенко и как относится к тому, что его жена и сын провели в Крыму это лето

01 сентября 2014, 19:30

Вы более десяти лет вкладывали в «Ялта Ралли», не жалко, что пришлось отменить ежегодные гонки?

- Я собирался проводить их в Черновцах, чтобы поднять наш боевой дух. Но я бы нанес оскорбление тем, кто получает гробы.

Россия вкладывает огромные деньги в автомобильный спорт, и пока этап первой «Формулы» не отменили, хотя на Западе идут очень большие споры.

Что же касается Крыма, то никто из первых трехсот гонщиков мирового приоритета не имеет права не то что выступать, а даже тренироваться в Крыму. Он будет дисквалифицирован. Это оккупированная территория по международным правилам.

То, что произошло и происходит с Крымом - это огромнейшая боль для меня.

Остались ли у вас в Крыму еще какие-нибудь объекты, недвижимость?

- Да, есть. Конечно, попробую продать, но... как вам сказать. Нельзя вычеркивать всю жизнь. Захочет кто-то из моих близких, родственников отдыхать там - пусть. А мне некомфортно. Я не могу. У меня много дел. А люди там остались те же. Я не могу их судить, что они одурманены и так поступили. К моим близким они относятся нормально.

Давайте отбросим этот никому не нужный максимализм. Дела кричат громче слов.

Когда вы последний раз были в Крыму?

- После аннексии был. Там моя семья. Младший сын и жена отказались уехать в Монако и живут сейчас в Крыму. Я не был у них уже два с половиной месяца.

Не ссоритесь с женой из-за политики?

- Безусловно, мы спорим на разные темы. Но у меня интернациональная семья, интернациональная жена. Я ее вообще забрал из Америки сюда.

Она сказала, что в Крыму ей комфортней, чем в камнях Монако. Я хотел их отправить, говорю: давай я тебе праздник сделаю, модно, красиво, все туда побежали. Снял квартиру. А она сказала «нет».

У Альфреда (младший сын, - ред) в Крыму тренеры, мы вообще всегда отдыхали в Крыму и этим летом постарались ничего не менять. Я не думаю, что это предательство.

Думаете, Украина сможет вернуть Крым?

- Это зависит от того, сумеем ли мы заставить себя уважать. Если заставим и не будем воровать, нам поможет Запад. И в деньгах, и во всем. Но когда после революции продолжается в некоторых отраслях система откатов, как это было при Януковиче, начинает подташнивать.

«Ну почему я не нужен, я же эффективен!?»


Приближаются выборы, не собираетесь ли вернуться в политику?

- Я думаю об этом. Не понимаю, какие это будут выборы, учитывая происходящее на востоке, не понимаю, что хотят и насколько это будет эффективно, но если на прежние выборы я сознательно не пошел и доволен этим, то на эти пойду, наверное.

Я ощущаю, что снова должен идти, потому что нельзя повторить прежнюю систему мерзкого бизнеса в парламенте. Я могу сказать «нет» и дать по лицу.

Если бы к вам сейчас пришли и попросили в новое правительство...

- Я бы сказал «да». Не думая, спалюсь я политически или не спалюсь. Есть такое понятие твоей страны. Без кипиша, без патриотизма, без пафоса.

То есть, вы согласны на любую должность?

- Слушайте, я пять раз был на высших должностях, был депутатом. Мне все равно кем называться. Есть такое выражение: «вам шашечки или ехать?». Я же просился и первым замом министра транспорта. Говорю: я научу, я все покажу, я был эффективный, при мне шли инвестиции. Я хоть знаю названия предприятий!

Я просился в Минобороны, говорю: сегодня вы посмотрите вокруг, логистика составляет более 50% успешной войны.

Гибнет очень много народу. У нас не говорят правду. У нас бездарное временное руководство. Мы теряем больше, чем в Югославии. Причина - отношение к государственной службе. Почему я не нужен, я же эффективен?! Без крика, без... Потому что могу говорить «нет», а не безропотно прислуживать.

Какой вам видится будущая Верховная Рада?

- Трудной. Но в трудной ситуации может что-то вырасти. В боли рождается новая жизнь. Мне кажется, народ заставит... У нас по-прежнему недооценивают народ. Киев продолжает по инерции жить своей жизнью, страна тоже живет по инерции. И есть другая страна, которая воюет. Где часто вовремя не подвозят даже еду. Но есть дух.

Вы работали с Юлией Тимошенко, сейчас у нее сложная ситуация в партии, как оцениваете ее шансы на возвращение на первые роли в украинской политике?

- Это знает Бог. Чего мне комментировать ее шансы! Меня ругали, когда я ее освобождал. Вы знаете эту историю?

Я был в Харькове, приехал уговаривать Добкина и Кернеса как вице-президент Европейского еврейского конгресса не устраивать этот сепаратный съезд (речь о съезде 20 февраля за федерализацию отдельных областей - ред.). Они действительно не встретились с Януковичем и речи немножко подкорректировали. На утро я разводил две колонны «ультрас» «Металлиста» и привезенных на съезд шахтеров. И мы стоим с Андреем Куликовым, журналистом, я ему говорю: «Кстати, а как Юля?». Он говорит: «Да, интересно». Я говорю: «Интересно было бы с точки зрения профессионализма убрать ее сейчас, если такая цель у кого-то есть».

Мы прыгнули в машину и приехали туда (в больницу, где лечилась осужденная Тимошенко, - ред.). Я Юлии Владимировне отдал свой бронежилет, посадил в джип, довез до самолета и сказал «честь имею». Было интересно, что уже сидели в этом самолете некоторые рьяные регионалы. Вот умение переобуться в воздухе! (смеется). Милиция была без оружия и растеряна...

И что дальше?

- Больше ни слова об этом не расскажу. Многие мне тогда говорили: зачем ты ее спас? Ты уже Ющенко спас! Но она женщина, прежде всего, и я выполнил просто мужской долг. Хотя это не значит, что я должен теперь с ней сотрудничать, общаться.

«Надо дать нам перевести дух, а миру - разобраться с Россией»

Как вы оцениваете ситуацию на Востоке страны?

- Мой товарищ и побратим - президент Украины, у которого я не был на инаугурации (меня не позвали), и которого я еще не видел после избрания, должен, мне кажется, поставить не удобных и преданных, а профессиональных генералов и чиновников. Хата горит! Вот это мое мнение.

Нет, не все генералы и чиновники одинаковые. Есть такие герои и патриоты, что мне хочется подтянуться до них. А есть гадость.

Ваша система логистики, которую вы передали Минобороны и возите сейчас гуманитарные грузы на Донбасс для военных - почему вы только спустя два месяца рассказали об этом в прессе?

- Я хотел попробовать, как после Революции чести и Небесной сотни изменилась ментальность людей.

И еще мне было стыдно об этом рассказывать на фоне этих пацанов, которые гибнут сознательно за Родину. Да, я эффективней тут, чем на фронте, потому что я могу сделать то, что толпы генералов не умеют. Но мне было стыдно рассказывать, что я трачу свои деньги.

Ну, вот такое нашло на меня. Я не сильно скромный был всегда. А сейчас стыдно. Но пришлось рассказать. Запускаются склады, проходят первые 23-30 машин по волонтерам. Это вторая часть проекта. Третья - мы сейчас в переговорах с ООН, чтобы возить помощь беженцам, и четвертая - Красный крест, мы начинаем с ними работать.

Каким вы видите путь урегулирования ситуации на Донбассе? Сейчас некоторые предлагают заморозить конфликт...

- Действительно, впереди зима, у нас не законтрактован газ и нет финансовых ресурсов вести тяжелую войну. Заморозить ситуацию, поставить границу, демилитаризованную зону и дать нам перевести дух, а миру - разобраться экономическими методами с Россией.

В России тоже не дураки, и для чего-то они это делали. Вырастает Приднестровье в десятой степени. Что это значит? Мы переходим практически к Сектору Газа с диверсионной войной и постоянной дестабилизацией.

Крым был поводом. Крым без Херсона и другой части Украины не жизнеспособен. Газ - наш, электроэнергия - наша, вода - наша. Мне кажется, Росси нужен Херсон, Запорожье, Николаев, Одесса, они смыкаются с незаконным Приднестровьем. Вырастает угроза Балканам.

Это, по сути, передел мира. А мир станет перед угрозой сдаться, как это было перед Второй мировой или начать более серьезный конфликт

Нам сейчас говорят: «отдайте и они успокоятся». Не успокоятся. И Украина без портов теряет половину дохода. В моем понимании будущее Украины - транзитная логистика и сельское хозяйство.

Федор Колейкин/tabloid.pravda.com.ua

«Жене говорю: зачем я тебе нужен на диване?»

Я понимаю, что в нынешнее время спрашивать о хобби почти неуместно. И все-таки, как вы отдыхаете?

- Почему неуместно? Без плавания, бани и без того, что я «заклеиваю рот» в 7 часов вечера и скинул 16 килограммов, я бы не смог ездить в профессиональном ралли и не смог бы работать, трезво мыслить.

Я стараюсь сохранить то, что могу. Стало меньше встреч с друзьями. Не вижу семью, практически не могу к ним вырваться. Ко мне сегодня старший сын прилетел. Не видел дочку три недели, сегодня повидались 20 минут, чаю попили, дал наставления.

Сколько вы спите в сутки?

- Я обязан спать не меньше 7 часов, нужно восстановиться. Получается меньше. Тренеры и врачи злятся.

Я не из «диванной сотни». Мне как-то жена показала мой график выходных на календаре и говорит: вот посмотри - твоя жизнь. И там, знаете, все выходные как, извините, в женском цикле отмечены. Сначала автогонки, они переходят в охоту, охота плавно переходит в горные лыжи. Потом лыжи переходят в гонки, вот так жизнь идет.

Я ей говорю: ну ты ж довольна? Зачем я тебе на диване? Я на диване старею сразу.

До инфаркта я был еще среди ветеранов на гигантском слаломе не в числе последних. Это когда скорость под 100 км/ч.

Жена с вами не охотится, на лыжах не гоняет?

- Охочусь я, она - вкусно готовит дичь. На лыжах гоняет. Но когда как. Когда не ленится (закуривает седьмую сигарету). Курить не могу бросить. Не пью два года, вообще как вернулся в профессиональный спорт.

Я сейчас самый старший гонщик в «топ сто» мира. Я еще самый быстрый еврей на земле и единственный гонщик, который выиграл национальный чемпионат после инфаркта. Когда я ушел в профессионалы, мне дали в австро-итальянской команде кличку «flyjew- летающий еврей».


Это ваши ордена на стене?

- Все мои. И украинские государственные и западные. Там есть и «Белый орел» польский, английские ордена. Каждый могу рассказать, за что получил. То есть не по блату. Когда я был губернатором, я надевал «Ярослава Мудрого», и три ордена «За заслуги» ну и медаль чемпиона Советского Союза. А так не надеваю, здесь висят.

Мои трофеи, кубки - все перевез сюда (в Борисполь, где находится его «Орлан-Транс», - ред.). Знаете, у меня есть шикарный гламурный офис в центре Киева, но я хочу быть здесь. С грузовиками, с людьми.

Я вообще не коллекционирую деньги в прямом виде, я коллекционирую людей: талантливых, не советских, не зараженных философией «предать - это предвидеть».

У меня работает парень, он в 30 лет руководитель всей группы компаний, консильери (в итальянской мафии так называют главного помощника и советника дона, - ред). Когда мне операцию делали (на сердце - ред), он сидел и плакал, шутил и говорил: папа, вы ж не умирайте, пионеров не хватит столько орденов нести.

Фото и видео Оли Каменевой/ДеПо