Росія між ОПЕК і США: Чим обернеться капітуляція Москви

Перемога Мохаммеда бін Салмана сьогодні не викликає сумнівів. Що стосується ОПЕК, яке частково вже складається з банкрутів, то картель вперше став грати роль інструменту однієї країни

Росія між ОПЕК і США: Чим обернеться кап…

В конце апреля наиболее известный международный сырьевой картель ОПЕК охватила паника. Ряд его членов предложили немедленно начать выполнять условия недавно заключенной второй сделки ОПЕК+, в ходе подписания которой Москва капитулировала перед Эр-Риядом, и не ждать до мая, чтобы остановить перепроизводство нефти, которую негде хранить, пишет "Деловая столица". В свою очередь глава Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бироль призвал страны ОПЕК+ рассмотреть возможность скорейшего и более значительного ограничения добычи для стабилизации ситуации на рынке.

Катастрофа нормализаций

Любопытно, что драматическое падение цены нефтяных фьючерсов до отрицательных величин оставило незавершенной сложную дискуссию о том, определяет ОПЕК цены на нефть или нет. За экспертным и академическим спором по этому поводу стояли стратегии российских групп влияния, но выбор был только у одной - Игоря Сечина и его "Роснефти". По всей видимости, этот выбор стал неправильным, но по иронии судьбы правильного варианта и не было.

В итоге намеревавшуюся повоевать с Саудовской Аравией и США Россию ждал быстрый нокдаун, а мировой рынок нефти - крах, который, правда, многие считают всего лишь нормализацией. И если заглянуть в историю - откуда взялся тот же ОПЕК, например, - то окажется, что эти две точки зрения вполне способны сосуществовать. Если, конечно, иметь в виду, что одна из них в обозримом будущем всегда будет способствовать интересам США.

Накануне войны Судного дня, в сентябре 1973 г., виновница нынешнего ценового обвала - нефть марки WTI - колебалась в пределах $2-2,5 за баррель. Между прочим, в этом диапазоне WTI колебалась почти все время после 1900 г. (если не считать периода Великой депрессии 1929-1939 гг., когда цена падала до $1 за баррель). Но в октябре того года началась война, и к концу месяца WTI одним скачком выросла до $10. Наступил первый нефтяной шок - потребительская инфляция в США превысила 10% годовых, и мировые рынки, тогда еще далекие от нынешнего уровня глобализации, покатились под откос. Казалось, что скоро ситуация нормализуется. Но цена нефти не упала даже после "частичного восстановления" западной экономики.

А потом наступил 1979-й. Рухнула казавшаяся незыблемой монархия в Иране. С тех пор некогда стремившееся к модернизации государство является "боговдохновенной страной", a нефть марки WTI легко взяла барьер в $25 и приблизилась к $30. Так наступил второй нефтяной шок. Ожидалось, что мировая экономика встанет, а следующий уровень - $50. Еще один дополнительный шок произошел в самом конце 1979-го: СССР внезапно (казалось, что его вполне удовлетворяет политика разрядки) вторгся в Афганистан. На волне истерики цена нефти в Америке и в Европе превысила, хоть и ненамного, $30 за баррель в январе-феврале 1980 г. Параллельно выросла цена тройской унции золота - c $44 в докризисном сентябре 1973-го до $170 в первой половине 1975-го и аж до $850 в январе 1980 г. (в следующий раз этот рекорд был достигнут и побит только в 2008-м).

Однако затем началась стабилизация и почти двадцатилетнее снижение цен на золото и нефть до $300 за тройскую унцию и $10 за баррель соответственно. В пакете - структурные реформы в Великобритании и США, серьезно изменившие их экономический дизайн. А СССР надорвался и развалился, не выдержав попыток конвергенции, но зато став представлять собой новый огромный рынок извлечения сырья и сбыта готовой продукции.

Затем началась эпоха масштабного и быстрого роста Китая, параллельно - теракт 9/11 и начало войн в Афганистане и Ираке, надувание американского кредитно-ипотечного пузыря. В июле 2008 г. WTI достигла абсолютного максимума в $150. Похоже, период примерно с января 2004-го до июля 2008-го можно назвать четвертым нефтяным шоком.

Мировая экономика, естественно, не выдержала и к марту 2009-го прошла локальный минимум в $33 за баррель. После этого 10 лет цена нефти росла, пусть и с колебаниями. Даже переход к сланцевой добыче не позволил (в декабре 2018 г.) сбить WTI ниже $42. И вот в марте-апреле 2020-го мир, очевидно, отыграл назад все нефтяные шоки с 1973-го по 2008-й.

Эксперты объясняют происшедшее тем, что 20 апреля истек срок торговли майскими нефтяными фьючерсами, отсюда и панические распродажи. Однако, скорее всего, произошел небанальный слом нефтяного рынка. Связан этот слом с чудовищным падением спроса на нефть. По оценкам, в 2020 г. этот спрос сократится на 20% против 2019-го, до 4 млрд т. По-видимому, это слишком оптимистические показатели - все нефтяные емкости мира заполнены надолго.

Сейчас уже очевидно, что цены на нефть потянут за собой вниз и цену на газ, которая и без того в последние годы рекордно снизилась. А ведь газ - второй после нефти источник пополнения российской казны. Дефицит федерального бюджета России в 2020 г. может составить порядка $73 млрд вместо планировавшегося ранее профицита в $11,6 млрд. Из этого следует, что Кремлю либо придется потратить 60% последнего из резервных фондов - ФНБ, либо девальвировать рубль, либо максимально срезать социальные выплаты, в первую очередь - неподъемное бюджетное финансирование Пенсионного фонда РФ.

Фиктивная сделка

Сегодня мы (а с нами и некоторые мировые лидеры) тоже можем стать жертвами ретроспективной аберрации - скоро, мол, все образуется. Однако тупики китайского экономического развития, пандемия и рекордное перепроизводство нефти могут означать пресловутый фазовый переход. И одна из его характеристик - настолько полная деиндустриализация РФ, что она пошла на поводу у ОПЕК, клуба стран-шантажистов, из которых лишь немногие едва-едва пытаются начать индустриальное развитие. Это - с одной стороны. С другой - экономическая автономия США от мировой экономики (что в конце нулевых казалось невозможным). А с третьей стороны - проявившиеся различия в Европе, поиск стратегии строительства экономики, более свободной от Китая (да и от России - в аспекте поставок газа и, тем более, нефти).

Москва в этом многоугольнике попала в ситуацию конфликта между США, их конкурентами на рынке нефти и газа, а также Китаем, на который Кремль почти неприкрыто науськивают как собственная глобалистская часть элиты, так и ряд западных государств. Почему же провалилась попытка ухватиться за старый привычный ОПЕК, да и сохранится ли он сам?

Согласно новой сделке России придется сокращать добычу нефти больше других, и шейхи уже не потерпят мошенничества, как бывало ранее. Фото: Getty Images

Согласно новой сделке России придется сокращать добычу нефти больше других, и шейхи уже не потерпят мошенничества, как бывало ранее. Фото: Getty Images

Дело в том, что мировой рынок практически никак не отреагировал на вторую сделку ОПЕК+. Как минимум она элементарно запоздала из-за инфантильных попыток РФ показать характер и чрезвычайно суровых ответных действий Саудовской Аравии. Ни одной проблемы соглашение не решило (и теперь вопрос - способно ли, с учетом непринадлежности к картелю не только США, но и Канады?).

Оказалось, что реанимировать ситуацию только с одной стороны, стороны предложения, не получается. Спрос, упавший на 20% за короткое время (и продолживший падать), это катастрофа для рынка. В оптимистическом сценарии - локальная и временная, но для России, а не для США, ситуация лучше не стала. Теперь соглашение заключено, и Россия по нему обязана провести сокращение своей добычи (причем, как становится понятно из панических настроений ряда членов ОПЕК и международной энергетической бюрократии, на большие, чем предполагалось изначально, объемы).

Сама сделка изначально выглядела откровенно фиктивной, ведь страны-участницы безудержно манипулировали базовыми показателями, с которых и нужно вести отсчет сокращения добычи, но в целом Россия вынуждена сокращать больше других. Точнее, обязана сокращать - во втором переиздании ОПЕК+ "Роснефть" Игоря Сечина сразу же обозначила, что если и будет чего сворачивать, то исключительно за счет других нефтедобывающих российских компаний. Жесткие условия, продиктованные Москве Эр-Риядом и его союзниками, а также США, связаны с тем, что в прошлом Россия откровенно мошенничала, манипулируя объемами, и буквально выезжала именно на саудовском сокращении добычи, которое было честным. Шейхи терпели, но теперь ситуация изменилась ровно на противоположную.

В период отрицательных цен на нефть и близящихся к этим показателям цен на газ ничего лучше не могло отразить самоуничижение России. Но тогда в чем была причина столь быстрой капитуляции? В конце концов, сервильное население РФ могло долго терпеть изъятие у него тех средств, которые оно, равно как и советские граждане в 1991 г., никогда не осознавало в качестве своих. Похоже, Россия была вынуждена пойти на подписание ОПЕК+ под впечатлением аргументов, приведенных Трампом в телефонном разговоре с Путиным, который и санкционировал процесс срочного подписания новой сделки. И аргументы президента США были таковы, что деваться стало некуда. В публичном поле Белый дом тоже озвучил их - это санкции против стран, демпингующих на рынке нефти.

Мохаммед-победитель

Вместе с тем у самого картеля в нынешних обстоятельствах впервые появился вполне однозначный хозяин - или, пусть, лидер. Ведь парадокс вроде как провалившегося ОПЕК+ заключается в том, что кризис существенно укрепляет позиции саудовского кронпринца Мохаммеда. Он выступает за отход Саудовской Аравии от моноэкспорта. Его проект диверсификации экономики королевства и выход на новый технологический уровень Vision-2030 вызывает ожесточенное сопротивление старших поколений династии, привыкших к сбору нефтяной ренты.

Наследный принц в эти месяцы открыто демонстрирует риски прежнего потребительского курса и необходимость ускорения перехода к новой экономической модели. Так что нынешний кризис для Салмана - дар небес. Мало того, именно Мохаммед вышел сейчас победителем в схватке (ранее ему так не везло), что укрепило его аппаратные позиции в сложной системе саудовской династии.

Именно это и объясняет ту предельную решимость, с которой Саудовская Аравия ввязалась в конфликт с РФ. Принц начал нефтяную войну, целью которой нельзя считать восстановление ценового баланса. Это полное уничтожение конкурентов с синхронным избавлением от огромных излишков нефти.

Принц Мохаммед бин Салман начал нефтяную войну, целью которой нельзя считать восстановление ценового баланса. Это полное уничтожение конкурентов с синхронным избавлением от огромных излишков нефти. Фото: Getty Images

Принц Мохаммед бин Салман начал нефтяную войну, целью которой нельзя считать восстановление ценового баланса. Это полное уничтожение конкурентов с синхронным избавлением от огромных излишков нефти. Фото: Getty Images

Победа Мохаммеда бин Салмана сегодня не вызывает сомнений. Что касается ОПЕК, частью уже состоящего из банкротов, то картель впервые стал играть роль инструмента одной страны. Ведь впоследствии Саудовская Аравия опубликовала скидки, которые действуют на поставки ее нефти на региональные рынки. Фактически ценовая война была продолжена - в отношении ряда регионов скидки были лишь увеличены. Это добило российских экспортеров, решивших поиграть в игру королей.

Другое дело, что нефтехранилища по всему миру исчерпали свободные мощности. Но и новый, малый картель королевств Залива способен очень долго раздавать нефть с любым дисконтом. При этом формально нарушений договора ОПЕК+ нет, просто платить за эти схемы приходится другим странам, главным образом России и ее сателлиту-банкроту Венесуэле, а также попавшим под раздачу странам вроде Нигерии и Анголы. Однако, заметим, ни в коем случае не США, где вообще законодательно запрещены международные картельные соглашения.

Те же обещания США сократить 300 тыс. баррелей за Мексику не подтверждены ничем, так что вместо заявленных 10 млн баррелей в сутки соглашение ОПЕК+ сокращает суммарную добычу на 9,7 млн баррелей. Впрочем, реальное сокращение добычи составило не более 5,5 млн всеми странами. И если еще полгода назад это имело бы колоссальное значение, то уже в середине апреля такой объем стал выглядеть как слезы - он элементарно перестал что-либо значить для рынка.

Более того, политические манипуляции сделали Вашингтон еще более близким союзником Саудовской Аравии и стран Залива на Большом Ближнем Востоке. Развитие этой кампании - умышленной или неумышленной жертвой которой стала Россия - позволило арабским нефтепромышленникам сделать заявку на доминирование на европейском и китайском рынках поставок. Сыграл ли в этой истории какую-либо роль ОПЕК?

Несомненно - как институциональная площадка, на которой происходили те или иные политические соревнования. Однако нельзя не заметить, что если в ходе этих соревнований кто и выиграл, то лишь те, кто стоял в стороне. В частности, США, Канада и нефтедобытчики за пределами Залива.

Оказавшаяся неспособной по-настоящему бросить вызов США и зависимая от узких интересов клана субсидируемых из бюджета торговцев нефтью, Россия не просто потеряла десятки миллиардов долларов в ходе столкновения с Саудовской Аравией. Но и подчинилась политической воле официально ненавидимых американцев, в чьих руках продолжает оставаться даже оценивание стоимости российских резервов.

Невзирая на эпидемию - а скорее с ней в унисон - большая игра за передел глобальных активов продолжится. Но, похоже, уже без России и наиболее отсталых стран - членов ОПЕК. Примерно так, как тридцать лет назад новое освоение Юго-Восточной Азии проходило безо всякого участия Советского Союза.

Більше новин про події у світі читайте на Depo.Головна

Слідкуйте за новинами у Телеграм

Підписуйтеся на нашу сторінку у Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"