ЧС 2018
Вибори-2019
Онлайн
Сектор
Спецпроекти
Країна Укропів

Почему люди уезжают из Крыма

Беженцы из Крыма, покинувшие его после оккупации полуострова, рассказали ДеПо, почему они уехали и планируют ли когда-нибудь вернуться обратно
Depo.Життя
10 травня 2014 09:00
ФОТО: depo.ua
Почему люди уезжают из Крыма
Почему люди уезжают из Крыма

Андрей Клименко, заслуженный экономист АРК, главный редактор портала BlackSeaNews. (В Киеве полтора месяца)

«Я за три дня до отъезда гулял с сыном по Ялте. Была прекрасная погода, цвели деревья, а я ловил себя на мысли, что на фоне закрытых банков, не работающих банкоматов и ценников в рублях, не радует больше ни море, ни горы. И что эта беда с Крымом - надолго.

Издание наше не признало аннексию, оккупацию и весь этот правовой беспредел, и понятное дело, никогда не смогло бы зарегистрироваться в РФ. Тем более что в Росси за высказанные сомнения в законности аннексии или заявления, что Крым - украинский, можно попасть в тюрьму.

Кроме того, мы же работали в тесной связке с заблокированными военными моряками, тут же придавали огласке любое преступление, которое против них совершали так называемые дружинники, и это многим не нравилось. Мне пришлось сначала переехать в другую квартиру, а потом информированный источник предупредил, что надо срочно уезжать.

Переехал с семьей, эвакуировал редакцию портала. Жилье нашел сам, на окраине, потому что сайт зарабатывал рекламой и экономическим консалтингом, а последние несколько месяцев денег совсем не было, коллектив работал на энтузиазме.
Правда, Киев встретил нас с желанием помочь, фонд «Майдан иностранных дел» дал редакции приют. Так что рабочие проблемы скоро решим.

Оказалось ли правдой хоть что-нибудь, что рассказывали в Крыму о Киеве? Да тут даже говорить не о чем, их СМИ это не журналистика, это целевая спецпропаганда, задача которой - деморализовать население! Простой пример: в Киеве я могу говорить на любом языке, а вот как раз в Крыму за украинский язык сейчас можно нарваться».

Феликс Штейнбук, доктор филологических наук, профессор. (В Киеве месяц).

«Я просто люблю Украину. И я понял, что остаться в нынешнем Крыму значит вернуться на 23 года назад, но не в Советский союз, а в Советский российский шовинистический союз, в авторитарную империю. И как-то вечером с женой приняли решение, собрали вещи, конечно же, не все. Оставили квартиру в Ялте, работу, должность (Феликс возглавлял институт филологии, истории и искусств в Крымском гуманитарном университете, - авт), 14 лет жизни. Главным мотивом было - уехать из оккупированной территории, потому что я последний месяц в Крыму сидел на успокоительных таблетках.

От Мелитополя (ехали на поезде) я «спрыгнул» с этих таблеток. И в Киеве, не смотря на то, что банковская карта с остатками зарплаты заблокирована, что предложенный хостел, где по 20 людей в комнате, нам не подошел, так еще и со спиной начались проблемы, я чувствую себя прекрасно! Мы знали, в какую Родину мы возвращаемся, мы приехали в свою страну и ни на какую помощь не рассчитывали.
Сами сняли квартиру, на следующий день сходили на Майдан: положили цветы, поплакали, поклонились героям. А на третий день я пошел на конференцию в Киевский университет имени Гринченко. Коллеги, узнав, что я бездомный, устроили встречу с ректором и нас с женой поселили в общежитии Киевского национального лингвистического университета. Даже обогреватель дали - мы в Киеве мерзли после Ялты очень.

Ректор готов взять меня на работу, но есть постановление Кабмина, запрещающее бюджетным учреждениям нанимать новых сотрудников. Но надеюсь, с работой как-то решится.

Знаете, я всегда считал, что «какое это сладкое слово - свобода!» - просто метафора. Но когда переехал из Крыма в Киев понял - это не метафора. Я в своей стране, я могу жить как хочу, говорить, что хочу. Я счастлив и этим.

Вернусь ли когда-нибудь в Крым? Только если его освободят».

Анатолий Засоба, маркетолог, лидер гражданской инициативы «Крымская диаспора». (В Киеве полтора месяца).

«Я в Севастополе был общественником, никогда не скрывал, что поддерживаю идеи Майдана, выступал на митингах, высказывался против сепаратизма. А когда еще и на своих страницах в соцсетях опубликовал картинку «Мой город - Севастополь, моя страна - Украина», меня подняли на вилы, что называется. Стали поступать угрозы, и мы уехали в Киев.

В Севастополе я руководил домом культуры, ивент-агентством, маркетинговым, агентством, а здесь мои влиятельные друзья пообещали дать работу. Но все равно я - единственный кормилец в семье, у нас ребенок маленький и еще жена беременна, так что квартиру сняли в Броварах. Там дешевле.

Пока работы не очень много, остаюсь общественником. Беженцам многим негде жить, нет работы, у них заблокированы банковские карты с зарплатой, пенсией, детскими пособиями, им нужна материальная помощь. Есть, конечно, и те, кто осядет в санатории за государственный счет и вообще не будет работу искать, но адекватным людям надо помогать.

Чем помогаю? Помогаю собрать документы на разблокирование карточек, найти тех, кто хоть частично внесет арендную плату за квартиру в Киеве - из Пущей водицы ведь на работу в город не наездишься».

Татьяна Павленко, журналист. (В Киеве полгода)

«Я давно хотела жить в Киеве, а окончательно решилась на переезд еще до референдума, когда начался Майдан, потому что почувствовала, что я в Крыму чужая. Многие из тех, кого я давно знала, стали очень странными, за месяц изменили точку зрения, и оказалось, что они все эти годы ненавидели страну, в которой жили.
Была готова научиться писать статьи на украинском, но такой необходимости не возникло. Вообще, за все время в Киеве у меня ни разу не было проблем из-за языка, да и какие могут быть проблемы, если даже в «Правом секторе» многие ребята говорят на русском?

А в Крыму осталась мама... Но я все равно не хочу туда. Как я буду ходить по улицам и смотреть на людей, 77% из которых считают, что на мою страну надо напасть?»