Венесуэльский гамбит: Почему Путин и ЕС оказались бессильными

Противостояние в Венесуэле движется в сторону тупика. Бывший президент не способен предложить стране сносного будущего, зато будущий президент не может пока взять власть

Венесуэльский гамбит: Почему Путин и ЕС…

На протяжении последних выходных конфликт в Венесуэле пополнился двумя весьма характерными эпизодами.

В ночь на сегодня власть Венесуэлы выдворила из страны группу депутатов Европейского парламента, прибывших по приглашению лидера оппозиции Хуана Гуайдо. Без какого-либо объяснения причин.

Однако по информации Reuters руководство российского Газпромбанка приняло решение заморозить счета венесуэльского государственного нефтяного концерна Petroleos de Venezuela SA. Согласно данным агентства, Газпромбанк намерен данным шагом минимизировать риск попасть под санкции США. Заморожены не только средства венесуэльской госкомпании, но и даже счета Petrozamora - совместного предприятия PDVSA и Газпромбанка.

Конечно, венесуэльская сторона немедленно опровергла "негативные сообщения, предназначенные для введения в заблуждение венесуэльского народа". А вот российская сторона — скромно промолчала.

Для понимания ситуации — Газпромбанк — это фактически "Газпром". Руководит им тот же Алексей Миллер, являющийся председателем правления ОАО "Газпром". И если в этом банке не нашлось места для венесуэльских денег — то не найдется ни в каком другом месте на России.

В общем, эти две истории особенно рельефно продемонстрировали одну особенность конфликта в Венесуэле. В стране происходит противостояние игроков в шахматы и боксеров. Конечно, Гуайдо утверждает, что у него есть поддержка силовиков. Тем не менее, эта "поддержка" никак не мешает Николасу Мадуро преспокойно выкинуть из страны европейских дипломатов. Либо немного пострелять по участникам протестов. Либо же собрать армию титушек-"ополченцев" и пригрозить погромами сторонникам оппозиции.

С другой стороны, Мадуро убеждает жителей Венесуэлы в том, что у него есть международная поддержка. За него горой стоит Владимир Путин и далекий Иран, а Китай и Мексика призывают "не вмешиваться во внутренние дела Венесуэлы". Но на практике если американский Минфин открывает сезон охоты на деньги PDVSA— то выясняется, что спрятать эти деньги нельзя даже в банках дорогого друга Владимира Владимировича. Нет, возможно в Тегеране или Пхеньяне их и удалось бы приютить — но оттуда они могут банально не вернуться. Ни к Мадуро, ни к Гуайдо.

Поэтому силы и слабости двоих соперников в Каракасе кардинально отличаются. Один может использовать полицию, спецназовцев или всю армию — и "закатать в бетон" - в переносном или прямом значении любого из своих конкурентов. Единственное, чего он не может — это обеспечить возможность гражданам своей страны работать и получать за это вознаграждение, достаточное для того, чтобы приобрести хотя бы необходимую еду.

Одной из немногих "красных линий" для Мадуро, очевидно, остается разве что сохранение личной свободы Гуайдо — поскольку его арест может спровоцировать масштабную реакцию, с которой полиция может и не справиться.

Лидер оппозиции может предложить своей стране перспективу. Перспективу спокойной, адекватной, а со временем — и зажиточной жизни, которую будут гарантировать жителям страны колоссальные запасы углеводородов в ее недрах. Единственное, чего он не может — это защитить эту перспективу от полиции и армии первого.

Сделать выбор между двумя конкурентами может только народ Венесуэлы. Когда этот выбор будет сделан, изменить его не смогут ни путинские головорезы-"вагнеры", которые охраняют сейчас Мадуро, ни американские санкции — даже "ограниченный военный контингент", которым Вашингтон время от времени пугает экс-президента Венесуэлы. Но до момента осуществления выбора страна будет продолжать жить в условиях гражданского конфликта — и без "твердого порядка" в стиле Мадуро, и без адекватного развития, который мог бы начаться при президентстве Гуайдо.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook