Почему россиянам в Сирии запахло Афганистаном

Без четкой стратегии, без намерения договариваться с остальными участниками конфликта, и с сумасшедшим диктатором в качестве союзника, российская военная миссия в Сирии неуклонно движется в сторону поражения

Depo.Мир
21 апреля 2017 20:00
ФОТО: depo.ua

Неудачи в Сирии неизбежно преследуют россиян на протяжении последних недель. Последним резонансным инцидентом стало позавчерашнее нападение оппозиции на лагерь войск Башара Асада, где находились российские советники. Гибель одного из них – майора Сергея Бордова – были вынуждены подтвердить даже в российском Минобороны. Хотя источники западных СМИ сообщают, что погибших россиян было как минимум двое, возможно, и больше. Кстати, убитый Бордов – из Симферополя. Такие вот плоды присоединения к стабильной страны, где "все стабильно, не то что в Украине".

При том сообщения о боевых потерях "очень ограниченного российского контингента" давно стали привычным информационным фоном. 10 и 11 апреля российские войска понесли потери от минометного огня – погибли, по разным данным, от 2 до 4 человек (разнобой с количеством вызвано тем, что российское Минобороны даже когда признает потери, то иногда не сообщает фамилий погибших). Перед тем 22 марта погибло 9 российских военных, из них 3 – кадровых, а 6 – из "частной военной компании Вагнера". 6 марта было сообщение о гибели Ивана Слишкина (который поехал в Сирию зарабатывать денег на свадьбу), и Артема Горбунова. При том немало экспертов считает, что в СМИ попадает информация в основном о кадровых военных, потери наемников из "частных военных компаний" остаются в тайне, никого не волнуют, и превышают потери "кадровиков" в разы. По данным, к примеру, Reuters, в Сирии гибнет как минимум в четыре раза больше российских военных, чем об этом сообщают официальные структуры российского Минобороны.

С геополитической составляющей проекта, ради которой, вероятно, все это и начиналось, тоже явные проблемы. И штука даже не в том, что из-за США все пошло совсем плохо, и дело закончилась ракетным ударом. Даже минимальной цели – обеспечить России имидж "силы, способной одолеть исламский терроризм", не достигнуто. Действия Башара Асада и постоянная откровенная ложь Кремля довели ситуацию до того что даже Организация по запрещению химического оружия, достаточно аморфная международная структура, категорически отказалась привлекать к расследованию химатаки в Хан-Джейхуне Россию и Иран, справедливо решив, что подельники преступников в следователи не годятся.

Поэтому, в сухом остатке, все, чего добилась Россия – это поддержка никому в реальности не нужного Башара Асада на его посту. Ценой колоссальных материальных потерь, жизней военных, и участия в постоянных военных преступлениях, которые рано или поздно дождутся своего дня в Гааге.

В Сирию Путин решился бросить даже кадировську "гвардию", отправив на место событий то ли один, или даже больше батальонов "военной полиции" из Чечни. С ними тоже все пошло тоже не слишком гладко – еще до участия в боях 14 кадыровцев пришлось спешно вернуть домой, потому что "полицейские" взяли себе за практику бить российских офицеров. Что, конечно, тоже вряд ли способствовало небывалому подъему боевого духа экспедиционного корпуса.

В такой способ хаотичная, плохо спланированная миссия с нереальными целями понемногу превращается в миниатюрную копию советской катастрофы в Афганистане. Что ставит перед Кремлем непростые вопросы.

Суть которых сводится к тому, что при сегодняшнем уровне вмешательства обеспечить власть Асада над всей Сирией невозможно. И у Путина есть два выхода – или наращивать масштаб операции, отправляя на место событий не только дымящиеся авианосцы, но и транспорты с пехотой и бронетехникой, или срочно искать благой повод для того, чтобы из конфликта выходить. И от этого выбора зависит не только судьба нескольких десятков и сотен руссийских офицеров, которая интересна только их семьям – но отнюдь не их президенту. От того зависят и отношения с США, Турцией, Саудовской Аравией и всеми, кому Асад надоел до последней стадии. Учитывая имеющуюся ситуацию, сирийскому диктатору, вполне вероятно, светит-таки другое место проживания или даже более радикальные жизненные изменения. И большой неприятностью остается только тот факт, что вместо признать очевидное поражение исключительно силовой политики, и пойти на реальные переговоры с оппозицией, сирийско-российский альянс пытается и дальше запугать своих противников химическим оружием и массовыми бомбардировками. Оставляя при этом тысячи свежих могил в Сирии, и десятки или сотни – в России.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Мир