Атака Госдепа: Зачем Путин ищет “внешних инициаторов” московских протестов

Поиск "иностранного следа" в российских протестах перешел из сферы киселевской пропаганды в заявления МИД. Что свидетельствует о том, что перед лицом немногочисленных и мирных акций оппозиции в Кремле опасаются, что протестное движение в начале осени будет нарастать, а тактика "запугать их всех" не сработает

Атака Госдепа: Зачем Путин ищет “внешних…

Вчера российский МИД раскрыл почти акт международной агрессии против России. В частности, речь идет о "вмешательстве в российские внутренние дела" - как характеризовала ситуацию представитель российского МИД Мария Захарова. Суть "вмешательства" заключалась в том, что посольство США в Москве "опубликовало маршрут шествия, так называемой прогулки, которая должна была состояться в субботу". Ну и состоялась — с тысячей задержанных и всеми сопутствующими обстоятельствами, несмотря на мирный характер протестов.

Что особенно возмутило российский МИД — это тот факт, что пресс-секретарь посольства США в РФ публично комментировала итоги несанкционированного митинга и указывала на нарушение конституции России российскими правоохранителями. Досталось от Захаровой и посольству Франции, а особенно — изданию Deutsche Welle, которое, по словам Захаровой, опубликовало на русском языке призыв к москвичам выходить на акцию протеста. Мирную акцию, право на которую им, опять-таки, гарантировано российской конституцией. "К сожалению, будем вынуждены довести до немецкой стороны нашу озабоченность и намерения относительно практических шагов", - заявила Захарова, прозрачно намекая на невеселые перспективы Deutsche Welle на России.

Также реакции удостоилось заявление британского МИД о том, что отказ от свободных выборов и аресты демонстрантов нарушают обязательства России перед ПАСЕ и Советом Европы, и являются нарушением человеческих прав. В ответ на что МИД России написал в соцсетях, что "проведение несогласованных акций в Британии наказывается тюремным заключением на 5 лет". При том, что стационарные митинги в Соединенном Королевстве не требуют никакого согласования, а несанкционированные марши предусматривают небольшие штрафы в случае, если полицию не предупредили и правоохранители не успели перенаправить движение автомобилей на другую улицу.

С одной стороны, ситуация выглядит абсурдно. Российская власть запрещает идти на выборы кандидатам, которые бы однозначно не получили большинства в органах московского самоуправления и чье прохождение в эти органы только добавило бы легитимности власти. А российский МИД "обвиняет" иностранные посольства и СМИ в том, что там напоминают России о необходимости соблюдать собственную конституцию и какие-то там "права человека".

Так почему же российская власть прибегает к старому приему — поиску "иностранного следа" в протестном движении при такой, казалось бы, тривиальной ситуации, как возможность получить нескольких умеренных оппозиционеров в местном самоуправлении?

Разумеется, поиск "внешних инициаторов" протеста — это попытка дискредитировать оппозицию в глазах российского общества. Не в последнюю очередь и потому, что в этот раз среди "вождей протеста" есть несколько ярких фигур — вроде юриста Любови Соболь — к которым рядовые жители Москвы испытывают заметную симпатию.

Также поиск "иностранного вмешательства" позволяет в глазах собственного общества и международного сообщества оправдать действия России в других странах — которые отнюдь не исчерпываются твитами со стороны неких должностных лиц дипломатических учреждений, а очень часто превращаются в группы хорошо вооруженных людей без опознавательных знаков.

Но, вместе с тем, эта риторика — как и попытка "закатать в асфальт" участников протеста — не кажется слишком хорошей тактикой. Она хорошо демонстрирует российскому обществу, что власть боится. И что уязвимое место путинского режима для "умеренной оппозиции"— это именно местные выборы. Поскольку тактика "царь хороший — бояре плохие", эксплуатируемая в российской политической модели со времен появления России на политической карте, и активно применяемая путинским режимом, привела к своеобразному результату. Согласно имеющейся ситуации, даже отъявленных сторонников Владимира Владимировича "достала" местная власть — со своей мелочной коррупцией и провальной практикой администрирования. Пока ошибки "едросов" можно было смывать потоками бюджетных денег — их терпели. А сейчас, когда нефтяные деньги в казне давно кончились, терпение лопнуло. И в Кремле прекрасно понимают, что в случае, если органы самоуправления попадут в руки оппозиции — на этом процесс не остановится. При поддержке местных депутатов начнется штурм Госдумы, и чем завершится дело — толком не знает никто. Поэтому выборы в московскую городскую думу и стали точкой кардинального противостояния между Кремлем и российским обществом, а ведомство Лаврова применило все возможные средства, чтобы нанести пропагандистский удар по участникам протестов. Попутно выставив себя на посмешище на внешнеполитической арене. Впрочем, служащим того ведомства к подобным ситуациям не привыкать.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"