Коррупционный провал, кадровые рекорды и турборежим: Что изменилось в Украине за год президентства Зеленского

Сегодня исполнился год со дня второго тура президентских выборов, на которых с историческими 73% Владимир Зеленский одержал победу над Петром Порошенко. За год изменились политический, экономический и общественный ландшафты Украины, но нового качества государственной политики страна так и не увидела. И самые большие испытания для президента впереди

Коррупционный провал, кадровые рекорды и…

Свою первую годовщину на Банковой Владимир Зеленский отмечает в совершенно иной реальности, чем планировал. Направляется к пику в Украине эпидемия коронавируса. Ее во власти называют главной причиной экономического кризиса, который тоже на низком старте. Но на самом деле фундамент проблем в экономике заложен неуклюжими действиями первого правительства шестого президента во главе с Алексеем Гончаруком и отсутствием системных действий у его преемника Дениса Шмыгаля. Драматический фон этой ситуации создает дым от беспрецедентного масштаба пожаров, которые один за другим вспыхивают вокруг Киева и выжигают десятки тысяч гектаров украинских лесов и полей. В невиданных со времени аварии на ЧАЭС масштабах горит Чернобыльская зона. Все это в комплексе создает идеальный шторм, в котором может растеряться даже опытный лидер и политик, а не то что вчерашний телевизионный менеджер и актер.

В мировой политике бывают случаи прихода к власти неопытных лидеров. Но те из них, кто стал действительно успешным, создавали команды профессионалов, которые обеспечивали достижение поставленных целей. У шестого президента был целый год для такой работы. Что же мы увидели за эти 365 дней?

Президент для каждого

Начнем с того, что никаких конкретных обещаний во время избирательной кампании кандидат в президенты Зеленский народу на самом деле не давал. Конечно, закон его команда не нарушила: у кандидата была программа, и там что-то было записано вроде "за все хорошее против всего плохого". И в реальности видимой для общей массы избирателей "частью программы" стали билборды с острыми и провокационными надписями "Весна придет – сажать будем" или "Сделаем вместе" и "Конец эпохи бедности". Некоторые из этих бордов содержали четкий посыл, с которым кандидат откровенно обратился к обществу через журналистов: "Я вам ничего не должен". На языке политической рекламы это звучало как "Ні обіцянок, ні пробачень".

Но именно такая "программа" полностью устроила большинство избирателей, которые проголосовали каждый за свой образ "идеального президента", который у людей был в голове. Кто-то хотел замены надоевших "старых лиц" у руля государства на новые. Кто-то голосовал просто "по приколу", кто – то-за справедливого президента из сериала "Слуга народа". Другие поставили "плюс" в бюллетенях за установление мира любой ценой, за восстановление добрых отношений с северо-восточным соседом, еще кто–то - за то, чтобы наказать "барыгу Порошенко", которого телеканалы и журналисты-расследователи сделали виновным во всем плохом в стране за почти три десятилетия ее независимого существования...

Эти видения могли быть полностью противоположными, чем объясняется относительно равномерная (тоже прецедент в нашей истории) поддержка нового президента во всех (за исключением Львовщины) регионах Украины. Зеленский стал пустой матрицей, которую избиратели, впервые в новейшей истории, на свое усмотрение заполнили своими пожеланиями и видением будущего. На этой "чистой доске" каждый писал, что мог и хотел – от патриотов до откровенно пророссийски настроенных жителей нашего государства. Именно этим, проектированием субъективных пожеланий на реальность, и объясняется беспрецедентный процент голосов за кандидата, чьи умения управлять государством во время войны были во время выборов тайной.

Прошел год, и наполнение "чистой доски" перестало быть тайной по крайней мере для части избирателей (но не для большинства, и в этом главный позитив года для самого главы государства). Остановимся на основных тенденциях, которые стали заметны за эти 365 дней.

Ноу-хау Зе-команды: внутренняя оппозиция сильнее внешней

В день своей инаугурации новый лидер объявил о роспуске парламента предыдущего созыва и повел свою команду на выборы в Раду, по итогам которых в июле 2019 года он во второй раз пережил триумф. Его "кадровый лифт" на то время способен был поднять на самые высокие уровни государственной власти сотни совершенно неизвестных до этого людей: и пляжного фотографа, и тамаду, и рядового фермера – каждого, кому достался счастливый билет и по партийным спискам, и в мажоритарных округах. Не обошлось без позитива: в ряде округов "слуги" сенсационно выбили из политической обоймы действительно одиозных политиков из числа бывших регионалов.

Поначалу сформированное впервые в истории Украины монобольшинство в Раде в составе двух с половиной сотен депутатов из фракции "Слуга народа" принялось к работе. В конце августа – начале сентября был объявлен турборежим, который на первых порах срабатывал. Это дало возможность без традиционных для отечественных реалий премьериады и по спикериады избрать руководство парламента, состав правительства и принять ряд законов.

В ответ на сформированные телевизором ожидания избирателей отменили депутатскую неприкосновенность (на самом деле просто изменили механизм давления на неугодных нардепов), вроде бы создали механизм для объявления импичмента президенту (который по факту реализовать невозможно), переписали принятый предшественниками Избирательный кодекс, который содержит норму о выборах по открытым спискам. Заново приняли закон о незаконном обогащении чиновников – по которому за год так никого и не привлекли к ответственности.

У оппозиции были существенные претензии к качеству законов, которые, словно горячие пирожки, выпрыгивали из-под пера "слуг", но осенью высказать их было некому: и условно патриотическая, и откровенно пророссийская оппозиционные колонны в Раде добрых полгода намекали на готовность к роли "младших партнеров" новой власти, находясь в состоянии деморализации и ожидания на системные сбои в работе "новых лиц".

Их ожидания, надо сказать, во многом оправдались. Уже через несколько недель "зеленый принтер", как называли монобольшинство за темпы работы, начал давать первые сбои. От скандала до скандала (которые в свое время систематизировал Depo.ua) способность "слуг" безотказно давать результат становилась все более сомнительной. Начались распри внутри однофракционного большинства между группами влияния, заинтересованными в ослаблении власти Банковой над парламентом и соответственно усилении своего влияния на законодателей. Этот процесс еще не довел"Слугу народа" до стадии распада: сейчас фракцию удерживает рейтинг ее фактического лидера Владимира Зеленского, который, в отличие от рейтингов нардепов и двух правительств, сохраняет относительную стабильность. Но принципиально важные законы, большинство принимает со все большими потугами, на пределе возможностей, которые при столкновении с отечественными реалиями оказались далеко не всеобъемлющими.

Только благодаря прямому вмешательству президента, который ночью 31 марта прибыл в Раду и лично просил свою команду не опозорить его, "слуги" смогли преодолеть четыре тысячи внесенных оппозицией поправок и принять законопроект о начале земельной реформы. С еще большими проблемами столкнулось однофракционное большинство при рассмотрении ключевого для обеспечения финансовой стабильности страны закона о невозврате банков-банкротов бывшим владельцам. Снова понадобилось личное вмешательство президента и даже внесение специальных изменений в регламент. Да и это еще не гарантия принятия нужного стране решения.

Эта ситуация сделала показательны два момента. Во-первых, отсутствие успехов в построении эффективной системы работы с нардепами у нынешнего руководителя президентского офиса Андрея Ермака, который пришел на смену своему тезке Богдану. Отправленный с Банковой в отставку в феврале 2020 года Андрей Богдан запомнился не только непривычным для чиновника такого ранга готовностью создавать скандалы с журналистами на ровном месте, но и тем, что стал первым архитектором системы власти Зеленского.

Когда "архитектор" становится разрушителем

Важный момент для понимания процессов, происходящих внутри власти, – это заметное, но не всеобъемлющее, вопреки прогнозам скептиков, усиление влияния миллиардера Игоря Коломойского. Человек, которого считали "теневым" главным архитектором триумфа "новых лиц" и который после победы нового президента в многочисленных интервью свысока раздавал новой команде кадровые советы и сыпал шокирующими откровенностями о "пользе " дефолта", необходимости забыть о войне и вернуться к сотрудничеству с Россией, остается в роли только потенциального выгодоприобретателя от смены власти.

За год олигарх успел немало, но не достиг, очевидно, главной своей цели – получить из бюджета государства компенсацию "морального вреда" за национализацию его бывшей собственности – "ПриватБанка", который в предкризисном состоянии у него забрали при президенте Порошенко. А также добиться отказа "Привата" от преследования Коломойского в украинских (что проще) и международных (что гораздо более сложно) судах. Инструментом достижения этих целей является блокировка "банковского" законопроекта в Раде, чем миллиардер и занимается через подконтрольных и просто дружественных ему полсотни депутатов-"слуг" и представителей других фракций.

При этом группа Коломойского уже добилась успеха в другом направлении: создала столь негативный фон вокруг работы (по мнению многих специалистов, отчасти бессистемной и малоэффективной) первого правительства Зеленского, возглавляемого Алексеем Гончаруком, что президент в марте внезапно отправил Кабмин в отставку.

Этому предшествовал первый "пленочный скандал" Зеленского с обнародованием записей разговоров премьера и членов правительства, в частности, о невысоком уровне понимания президентом экономических реалий. Между прочим, в процессе поиска автора этой фонотеки следователи СБУ пришли на телеканал "1 + 1", принадлежащий упомянутому Коломойскому. Но потенциальная информационная "бомба" так и не взорвалась, что дало основания предполагать определенные договоренности Банковой с миллиардером.

Амбициозное правительство Гончарука, усилиями сторонников олигарха названное "командой соросят", не проработало и полгода. Но настоящие рекорды поставили некоторые члены следующего Кабмина, руководить которым поставили малоизвестного чиновника из Львова Дениса Шмыгаля – беспрецедентно, что его не знает большая часть населения, опрошенного социологами.

Но не это настоящий рекорд. Новые министр экономики Игорь Уманский и здравоохранения Илья Емец занимали должности считанные недели. По мгновенности"вылета" из кресел они могут претендовать на персональные статьи в книге рекордов Украины. Сногсшибательные карьеры этих министров и неуверенное положение второго правительства в целом является яркой иллюстрацией тезиса о хаотичности кадровой политики президента Зеленского и отсутствии "скамейки запасных", которым президент может доверять.

На смену кабинета Гончарука пришел премьер, которого связывают с другим центром бизнес-политического притяжения в современной Украине – миллиардером Ринатом Ахметовым. Уже несколько решений по нынешней властной конфигурации принято в пользу владельца футбольного клуба "Шахтер", а подконтрольные ему пять внефракционных нардепов часто голосуют в унисон с монобольшинством. Поэтому перетягивание каната влияния на власть между олигархами – в разгаре. Главные раунды здесь впереди.

Но уже сейчас можно говорить о ноу-хау от "новых лиц": результаты деструктивной "работы" внутренней оппозиции во фракции "слуг" оказались значительно более заметными чем последствия давления оппозиции "внешней". "Старые лица" долго находились в нокдауне и только с зимы-2020 начали набирать привычные обороты в своей риторике – в значительной степени популистской.

Отдельный массив проблем для Владимира Зеленского возник за год в сфере внешней политики. Кроме нескольких обменов пленными, "сойтись на середине" с Владимиром Путиным у Зеленского явно не получается. Попытки Андрея Ермака прибегнуть к контраверсионным шагам совместно с его визави из Кремля Дмитрием Козаком вызывают лишь напряжение в отношениях Банковой с патриотическим средой – ветеранами, активистами. Все это на фоне уголовных дел против активистов способствует накоплению напряжения и в перспективе грозит акциями протеста.

Коррупция сама себя не победит

Надежды на искоренение коррупции не оправдались – по сообщению "Экономической правды", за первых три месяца 2020 года в государственный бюджет поступило 14 тысяч гривен от реализации имущества, а также средств, конфискованных за совершение коррупционных и связанных с коррупцией правонарушений. "Гигантская" сумма стала мемом в соцсетях.

Через год после смены власти совсем незаметными стали активисты, которые построили свои карьеры на громких разоблачениях "преступлений барыги Порошенко" и его окружения. Более того, некоторые известные разоблачители, которых объединял бренд парламентской группы "Еврооптимисты" пошли на денежные должности в наблюдательные советы и другие органы управления государственных предприятий. Мустафа Найем работает в "Укроборонпроме" под руководством бывшего министра экономики времен Порошенко Айвараса Абромавичуса, а Сергей Лещенко заботится о развитии "Укрзализныци".

Размеры получаемых ими и целым рядом других чиновников зарплат, надбавок и премий стали поводом для еще одного скандала, на который налетел корабль нынешней власти. В конце концов, помог коронавирус: под предлогом борьбы с его последствиями правительство запретило заоблачные выплаты чиновникам. Правда, временно...

На скандал с зарплатами и премиями не отреагировали не только внезапно пропавшие активисты, но и такие громкие еще год назад борцы со "свинарчуками", как "Национальный корпус" с "Нацдружинами".

Это касается не только "внештатных" антикоррупционеров. Под большим вопросом оказалась эффективность и созданной в государстве системы профессиональных антикоррупционных органов. Государственное бюро расследований и во времена работы там Романа Трубы, и после его отставки превратилось в орган давления на политических оппонентов не столько лично Зеленского, сколько представителей его окружения – бывших регионалов. Прекратились взаимные распри между Национальным антикоррупционным бюро и Специализированной антикоррупционной прокуратурой, но не снят с повестки дня вопрос низкой отдачи от работы этих институтов. Ни один топовый коррупционер не осужден Высшим антикоррупционным судом, на который возлагались большие надежды. Фактически налогоплательщикам все эти борцы с коррупцией "стоят" дороже материального результата их деятельности, которая выливается в заявления и пресс-конференции.

Громкой обещала стать ситуация с подозрением в коррупции брата главы президентского офиса Андрея Ермака. Но чиновник не стал "первым Свинарчуком" (символом коррупции) для Зеленского. Ермак так и не отстранен от работы на время расследования. Зато депутат-"слуга" Гео Лерос, который опубликовал материалы о фактах якобы топ-коррупции, заявляет о давлении на него в виде открытия полдесятка уголовных дел.

Вместо тех, кто должен разрушать коррупционные схемы "по должности", о новых скандалах стране в режиме онлайн сообщают социальные сети Фейсбук и Телеграмм, часто через анонимные каналы. Превращение соцсетей в "оружие" для уничтожения имиджа оппонентов – еще один показательный момент первого года деятельности Зеленского-президента.

ЗЕ-рейтинг: стабильность

На старте второго года каденции шестого президента Украины, остаются открытыми несколько важных вопросов. Уже за два месяца 2020 года невыполнение госбюджета составило 16 млрд грн. Продолжает падать промышленность, антивирусный карантин грозит поставить на колени малый и средний бизнес, поддержать которые государство пока, похоже, не очень умеет и не очень стремится. Так и не настал конец эпохи бедности, которая теперь, в обстоятельствах кризиса, грозит стать всеобъемлющей. Застыли в ожидании зарплаты в 4 тысячи евро или долларов учителя.

Один из ключевых вопросов касается способности хозяина Банковой выбирать между ролями механического исполнителя воли олигархических группировок и человека, способного балансировать между аппетитами клуба миллиардеров и интересами своей страны. Ответ получим уже в этом году, и от него во многом будет зависеть, доработает ли нынешний глава государства отведенный ему срок.

А пока более 40 процентов избирателей, по данным последних социологических опросов, все еще продолжают верить в потенциал своего "деда мороза Голобородько", который все же изменит страну – только надо дать ему еще немного времени. И это тот ресурс, который будет держать Зеленского на поверхности, пока экономическая нужда не заставит львиную долю рядовых граждан найти себе нового "мессию". Которого, судя по развитию событий, украинцам любезно предложит система, сформированная самыми богатыми людьми страны. Их капиталы сформированы и питаются постсоветскими экономическими обстоятельствами, и они желают как можно дольше задержать в этих условиях (а значит, в бедности, коррупции и неопределенности) всех нас. Но это уже другая история.

Больше новостей о событиях в Украине и мире на Depo.ua

Все новости на одном канале в Google News

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"