У самих работы нет: Как коронавирус может ударить по украинским трудовым мигрантам в Европе

Пока развитые экономики готовят астрономические суммы для спасения бизнеса от коронавируса, Украина имеет реальные шансы прожить свой "день без мексиканца" – пардон, год без гастарбайтерских денег

У самих работы нет: Как коронавирус може…

Разговоры об экономических последствиях коронавируса на Западе, наполненные невеселыми предположениями и безрадостными гипотезами, как правило, завершаются однообразно. В частности, озвучиваются суммы, которые правительства и центробанки готовы влить в экономику, чтобы не допустить тотальной катастрофы. У кого-то большого – наподобие США – звучат цифры порядка 850 миллиардов долларов, которые пообещал американским предпринимателям Дональд Трамп. Это в дополнение к 1.5 триллионам кредитов под минимальные проценты, которые Федеральная резервная система США пообещала выдать бизнесу в ближайшие дни. Похожими цифрами оперирует и европейский Центробанк.

Правда, в придачу к этому, и отдельные европейские страны готовятся вливать в экономику дополнительные, и немалые, суммы. Например, небольшая Австрия с 8 миллионами населения, между прочим, готовится предоставить бизнесу для преодоления последствий эпидемии пакет помощи в размере 38 миллиардов евро. Все эти сообщения вызывают смешанные чувства. С одной стороны, имеет место несколько пролетарское возмущение – нам так не жить. Потому что украинские чиновники пока также помогают в основном экономике Германии, покупая автомобили премиум-класса.

С другой стороны, эти сообщения – по крайней мере, в отношении стран ЕС, в которых работают немало украинцев, не могут не радовать. Как, в частности, решение Польши, где 212 миллиардов злотых (около 52 миллиардов долларов США) будут направлены на поддержку мелкого и среднего бизнеса и ликвидности банков. При том польские чиновники и даже профсоюзные лидеры, судя по публичным заявлениям, осознают тот факт, что Варшаве важно сохранить украинских трудовых мигрантов. Поскольку коронавирус закончится, а экономические гонки на европейском континенте – нет. На этом месте можно бы было и успокоиться. Если бы не тот факт, что благие намерения не всегда совпадают с реальностью, которая заключается в том, что подавляющее большинство украинцев в странах ближнего зарубежья заняты в тех сферах, которые пострадают от эпидемии, наверное, больше всего.

В первую очередь, речь идет о заведениях общественного питания и гостиничном бизнесе, которые сейчас переживают далеко не лучшие времена и в полном масштабе оплачивать наемных работников банально не способны. Именно из числа работников этих заведений и формируются самые большие волны трудовых мигрантов, которые правдами и неправдами возвращаются домой уже сегодня.

Сельскохозяйственные работники, с какой-то точки зрения, имеют преимущество над предыдущими категориями, поскольку агросектор не будет закрыт при любых карантинных условиях, это вопрос физического выживания. Но в данном случае существует свой подводный камень, поскольку подавляющее большинство украинцев на польских полях работают в сезонном режиме. И, покинув Польшу в конце прошлого года, получают весьма призрачные шансы вернуться весной или летом. Возможно осенью, если ситуация по эпидемии нормализуется, украинцы и смогут попасть на сбор урожая, но никаких гарантий относительно такого развития событий, конечно же, никто не даст.

Относительно лучше ситуация и в сфере ухода за пожилыми людьми. В условиях эпидемии социально ответственные поляки и итальянцы, даже сами сидя на карантине, стараются минимизировать контакты с пожилыми бабушками и дедушками, строго требуя соблюдения карантинного режима и от ухаживающих. Но такая ситуация будет сохраняться, пока у рядовых польских семей есть средства на содержание нянь. В случае потери работы кем-то из младшего поколения услуги нянь могут оказаться семье не по карману. Поэтому в ближайшее время возвращения в Украину данной категории работников, конечно, не стоит ожидать, но ненулевые шансы на проблемы есть и у них.

Заметно лучше дела у тех, кто работает на производстве и в сфере строительства. Там перспектива потерять работу у украинцев не радикально отличается от шансов на безработицу у местных жителей. Лучшие гарантии сохранности труда есть сейчас разве что у тех граждан Украины, которые имеют медицинское образование и работают в медучреждениях Европы. В данном случае риски, понятно, немного другие.

Но в целом, если посмотреть на примерную структуру занятости украинских трудовых мигрантов, можно сказать, что поток денежных средств от их труда, который в предыдущие годы достигал отметки в $ 15 млрд, в этом году может обмелеть где-то на две трети. И на этот досадный факт стоит обратить внимание украинской власти.

Относительно прогноза на будущее, уже на следующий год ситуация, скорее всего, вернется к норме. И негативный сценарий может быть только один, при котором развитые экономики западной Европы – та же Германия и Франция, пострадав от коронавируса, прибегнут к мерам экономического протекционизма и закроют въезд для работников из Восточной Европы, той же Польши и Венгрии. Тогда и украинцы могут быть частично вытеснены из местного рынка труда.

Впрочем, подобный ход событий является маловероятным, поскольку к системному разрушению ЕС пока готовы только отдельные националистически настроенные политические фракции в ЕС, наподобие тех же правых популистов из Австрии, для которых идея запретить и закрыть какой-то рубеж выглядит весьма привлекательной с начала эпидемии. Но свои полгода без денег трудовых мигрантов Украина имеет все шансы пережить, и для многих жителей западного региона нашей страны это может стать экстремальным опытом.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"