Суициды среди бойцов ООС: Почему Украина до сих пор не способна помочь своим защитникам

Количество суицидов среди бойцов ООС ежегодно увеличивается на 30%, ведь после возвращения с войны стресс только усиливается. Но на шестом году войны государство не научилась предоставлять квалифицированную помощь своим защитникам
 

Суициды среди бойцов ООС: Почему Украина…

Волонтер со времен Майдана, заместитель главврача КГКБ №2 "Ожоговый центр", медики ПДМГ им. М. Пирогова, основательница уникального проекта по инклюзии "Радуга" Виктория Крамаренко дала интервью Depo.ua, рассказала о своем опыте работы с пострадавшими во время боевых действий на Востоке и людьми с особыми потребностями в мирной жизни.

Публикуем самые сильные эпизоды из этого разговора.

О том, как нарушается конституция

"К сожалению, в нашей стране статья Конституции, в которой говорится, что человек, его жизнь, здоровье и достоинство является наибольшей ценностью государства, нарушается постоянно. Это подтверждается тем, с чем постоянно сталкиваются наши врачи и наши комбатанты. Люди с тяжелыми ранениями, те, что имеют тяжелые физические и психические страдания, должны бороться за эти гарантированные права каждый день".

 

Медику на войне часто приходится быть психологом и даже психотерапевтом

Медиков не хватало с первых дней войны на Востоке. Армия была развалена как и вся государственная система. Сохранение жизни на фронте было самой большой проблемой. Сначала я поехала добровольцем в ротацию Галины Алмазовой с позывным "Ветерок", в 11-й батальон "Киевская Русь". Тех ребят, с которыми я там оказалась, считаю своими родными. Многим из них было чуть за 20 лет. Но это были профессиональные разведчики, прошедшие самые сложные уличные бои. Они рассказывали мне о всех ужасах войны. Для них я была тем самым собеседником, который не задает лишних вопросов, а просто выслушивает. Сколько боли было в тех молодых, мотивированных мужчинах, с высшим образованием, прекрасным английским, многочисленными ранениями, медалями и наградами и десятками убитых товарищей. Так вместе с оказанием экстренной медицинской помощи мне часто приходилось быть психологом. Там я поняла, что этот ужас, который до сих пор называют как угодно, только не войной, мы будем переживать еще долгие годы после ее завершения".

 

За рубежом порой имеют более достоверную статистику о наших потерях, чем у нас

"На самом деле политическая воля государства очень давно направлена на то, чтобы скрывать действительность. Нашу статистику гораздо тщательнее изучают международные институты, цифры которых гораздо более впечатляющие и приближенные к действительности. Относительно переселенцев, то по нашим данным, это более чем 1 млн. 400 тыс. человек. Это больше, чем все население Эстонии. В зоне конфликта сейчас находится более 1 млн детей. 19 тыс детей каждый день постоянно подвергаются опасности быть подорванными на минах. Они уже запрограммированы быть детьми войны, которые уже не смогут воспринимать действительность как те дети, которые выросли в мире и позитиве, которые именно и дают человеку прочность на будущее".

 

Почему в Украине так сложно доказать, что ты человек с инвалидностью

"Имеем печальную статистику по инвалидизации – это 113 тыс. человек. Людей с инвалидностью 1 группы – 15 тыс., 2 группы – 55 тыс, и 3 группы – 54 тыс. На самом деле существует приказ, согласно которому комбатант может получить инвалидность в случае необходимости прохождения медико-социальной и военно-врачебной комиссий. Но этот путь оказывается для многих очень сложным, а порой непреодолимым".

 

Количество суицидов среди воинов АТО ежегодно увеличивается на 30%

"Военные психиатры разделяют пациентов со склонностью к суициду: военнослужащих в зоне ООС и уже демобилизованных. Имеем неутешительную статистику исследований лиц, которые прошли войну и находились в зоне боевых действий: с каждым годом она увеличивается примерно на 30%. Нам сегодня называют официальную цифру – 500 суицидов в армии во время боевых действий, но международные источники называют цифру более чем 1 тысяча именно таких небоевых потерь. Но никто не публикует и даже не собирает статистику о суицидах после возвращения к мирной жизни".

"Суицид – это реакция на стресс, в котором человек или находился долгое время, или был свидетелем страшных событий. Кроме того много людей, которые прошли плен, к которым применяли пытки. Самое страшное – то, что когда такие люди возвращаются к мирной жизни, этот стресс еще больше накапливается. Ведь в их головах складывается когнитивный диссонанс: страна живет двойными стандартами: одна ее часть в состоянии войны, другая – занимается сугубо мирными проблемами. И они уже не могут избавиться от ощущения, что они – никому ненужные "продукты войны", которые ассоциируются только с болью, страданиями, смертью, грязью. И каждый день такие люди вынуждены бороться за собственное достоинство, а порой им даже не с кем поговорить.

Очень часто парни, которые пережили ужасы войны, не хотят травмировать своих близких, хотят оставаться сильным, своего рода оберегом для своей семьи, а не обузой. И часто соглашаются говорить об этом только с себе равными. Но обострение психического состояния накапливается, а ему надо искать работу, оформлять инвалидность. И вот именно на этом этапе комбатант сталкивается с огромной кучей проблем, которые не принимает ни его ум, ни его достоинство.

Да, у нас есть закон, в котором четко расписаны все виды и группы инвалидности в случае ранений, зафиксированных на фронте. Он попадает в госпиталь, проходит специальную комиссию и получает эпикриз, согласно которому и устанавливается группа, или инвалидность не признается. И вот именно решение этой комиссии очень "тяжелое", диагнозы не выписываются, эпикризы составляются стерто, ведь в результате это связано с очень большими выплатами. Понятно, что в 15 тыс. людей с инвалидностью 1 группы без сомнения входят люди с ампутированными конечностями, или с отсутствующими одним или несколькими органами. Но есть еще тяжелые неврологические травмы, когда человек почти постоянно живет в состоянии страшной головной боли, может часто терять сознание, ориентацию в пространстве, страдать от судорог, не может выдерживать элементарные нагрузки на работе, и даже охранником работать не в состоянии. Но доказать, в частности, степень боли, и получить 1 группу инвалидности именно по этой категории чрезвычайно сложно, это предусматривает прохождение не через одно судебное заседание. Четкой системы и бесплатного юридического сопровождения для таких людей практически не существует. Он существует, но на уровне волонтерства, а не на уровне государства. К тому же не существует Государственного реестра людей, которые получили инвалидность на войне, наличие которого могло бы помочь прогнозировать и планировать объемы государственной помощи".

 

Куда обратиться за помощью? Реальные адреса, телефоны, ссылки

"Наш ПДМГ и другие мобильные службы помогали бойцам с первых дней войны: транспортировали, оказывали юридическую поддержку. Куда могут обратиться за помощью люди с инвалидностью?

! Редакция Depo.ua поработала над тем, чтобы все названные Викторией организации те люди, кому это необходимо, смогли найти как можно скорее и разыскала их контактные данные.

Для гражданских – это социальные службы, а также благотворительная организация "Каритас" ("Каритас-Киев", 02139 г. Киев, ул. Микитенко, 7-б, +38 (044) 512 00 85,Колл-центр: +38(050) 380 99 83, info@caritas-kiev.org.ua
syrotych@ukr.net, http://caritas.ua/).

Для военных – есть социальные государственные центры при всех военных госпиталях. Обязательно надо сказать об Украинском государственном медико-социальном центре ветеранов войны (Киевская область, Переяслав-Хмельницкий район, с. Цыбли, ул. Лесная, 2, +380 (4567) 5-28-94, ydmscvv@ukr.net).

Недавно в Ирпене открылся уникальный Реабилитационный центр "Next Step Ukraine" - на деньги американской диаспоры, благодаря женщине волонтеру Ирине Ващук (https://www.facebook.com/nextstepukraine/).

Есть и целый ряд центров:

- Veteran Hub ( Киев,.Юрия Ильенко, 42, 067 348 2868, https://www.facebook.com/VeteranHubUa/);
- ГО психологической поддержки и реабилитации "Свободный выбор" (http://vvybir.org.ua/, (063) 646-49-91, vilnyi.vybir@gmail.com);
- Центр травмотерапії "Возвращение" (г. Киев, вл. Константиновская, 61. 066-518-00-06, 097-580-01-93, powernennya@gmail.com, http://psyservice.org);
- Институт психического здоровья ветеранов в госпитале "Лесная поляна" (Пуща водица, 7 линия, +380 (44) 401-81-26);
Центр социальной реабилитации при Киево-Могилянской академии "Голубая птица" (г. Киев, ул. Коперника 29, офис 36, вопросы медицинской и гуманитарной помощи +38(099) 668-72-80, психологическая помощь +38(095) 016-26-22, юридическая помощь +38 (095) 937-53-70, общие вопросы +38 (050) 657-20-89, p.o.bluebird@gmail.com, http://hostage.org.ua/);
- Отделение медико-психологической реабилитации на базе ГУ "Институт медицины труда им. Кундиева НАМН Украины" (01033, г. Киев, ул.. Саксаганского, 75; yik@nanu.kiev.ua, (044) 284-34-27, факс: (044)289-66-77) и, конечно, ГО "СУВИАТО" (Союз участников, ветеранов, инвалидов АТО и боевых действий - (http://suviato.org/, https://www.facebook.com/suviATO/, (097) 568-05-80, (063) 568-05-80).

Инклюзия: Почему мы так отстаем от Запада

"У нас очень много в последнее время говорят об инклюзии – это вливание человека, ребенка с умственными или физическими особенностями в социум. Это то, чем занимается именно "Радуга". Но с этим опять же масса проблем на уровне государства. Школы у нас переполнены, об очень индивидуальном подходе к особым детям и речи быть не может, особенно, учитывая мизерную зарплату. О частном обучении многие родители таких детей даже не мечтают".

 

"Чтобы представить себе, как живет человек с инвалидностью, надо просто представить себя в инвалидной коляске, заехать в магазин или аптеку, выйти из дома где нет пандусов, справиться в общественном туалете, втиснуться в лифт... Я уже не буду говорить о родителях, которые боятся травмировать психику своего ребенка и не хотят видеть рядом с ним особого ребенка... И полное непонимание того, что сила человека в помощи более слабому. В Америке, в Европе воспитание деток в садике начинают с того, что ребенка приводят к ребенку с пороками развития, и помогают стать ему другом...

Пока нечто подобное не начнет происходить у нас, на государственном уровне, бесплатно, отношение к людям с особыми потребностями в обществе вообще вряд ли изменится на национальном уровне. К сожалению".

 

Благотворительность не может иметь границ

"Выход во многом вижу в привлечении в это дело высокодуховных людей. В частности, священников. Именно они часто становятся спасением для наших ребят на передовой, когда именно капелланы принимают на себя роль психологов, которых на войне просто нет. Казалось бы, они все уже задействованы. Думаю, еще нет... Главное – не останавливаться, двигаться вперед!"

 

Смотрите также полную версию интервью, из которой вы узнаете, о судьбах людей, которые, находясь в инвалидной коляске, стали олимпийскими чемпионами и о том какие положительные результаты дает инклюзивный подход к реабилитации людей с особыми потребностями.

     

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook