История дня: Украинская Шанель, которой Грета Гарбо сломала жизнь

120 лет назад родилась Валентина Санина-Шлее - киевлянка, основательница дома моды "Валентина", которая одевала актрис с мировым именем. Подруга и автор стиля Греты Гарбо, муза и возлюбленная Александра Вертинского, преданная жена и подруга

В Украине многие знают про итальянского кутюрье Валентино Гаравани (Valentino) и мало кто – про украинку Валентину Санину-Шлее, хотя ее дом моды Valentina в 30-50 годы был одним из самых известных в Америке и одевал Кэтрин Хепберн, Пола Негри, Грету Гарбо и других звезд с мировым именем.

Да и сама Валентина была настолько красивой, что могла составить конкуренцию любой диве Голливуда.

Она родилась в Киеве 18 апреля 1899 года, хотя дата рождения может быть и другой - как и Коко Шанель, став знаменитой, Валентина скрывала настоящий возраст в пользу более молодого. Есть сведения, что Санина родилась в 1894 и изменила дату после знакомства с мужем 1900 года рождения, чтобы быть моложе.

Валентина происходила из образованной, но не богатой и благородной семьи. Талант к дизайну одежды проявляла с детства, бунтуя против гимназической униформы и типовой прически. Уже тогда ей не хотелось выглядеть как все, и Валентина постоянно испытывала терпение учителей своими белыми фартуками эксцентричного цвета и взрослыми прическами.

Окончив гимназию, Валентина постепенно влилась в местную светскую жизнь и стала обрастать знакомствами, поражая общество красотой, экстравагантными костюмами, остроумием и тем, что на все имела собственное мнение. Ей посоветовали попробовать себя на сцене, и, оказавшись после Февральской революции в Харькове, она поступила там на драматические курсы, после окончания которых стала выступать, исполняя небольшие роли в харьковском театре. В харьковском «Доме артиста», в подвале которого находилось веселое артистическое кабаре, Санина познакомилась с Вертинским.

Он написал об этой встрече:

"Знакомый мне по Киеву суфлер Волынский повел меня в бар. Было еще рано, около девяти вечера. На высоком табурете у стойки сидела молодая красивая женщина. Познакомьтесь, сказал он, Валентина Санина. На меня медленно взглянули безмятежно-спокойные огромные голубые глаза с длинными ресницами, и узкая, редкой красоты, рука с длинными пальцами протянулась ко мне. Ее голова была точно в тяжелой золотой короне. У нее были чуть раскосые скулы, красиво изогнутый, немножко иронический рот. Кроме того, она была похожа на пушистую ангорскую кошку. Санина лениво тянула через соломинку какой-то гренадин и спокойно разглядывала меня. Я понял, что погиб, но без боя сдаваться не собирался, - писал много лет спустя Вертинский. - Так же спокойно я рассматривал ее. На ней было черное, глухое, до горла платье, а на шее висел на ленточке белый хрустальный крест. К сожалению, меня узнала публика, и через несколько минут уже окружили актеры, актрисы и разные люди. Меня дергали, целовали, обнимали и расспрашивали. Это была обычная тогда картина моего появления в каком-либо публичном месте".

Когда ажиотаж спал и волна фанатов схлынула, Санина иронично спросила у Вертинского, не надоело ли ему это "идолопоклонство". Так, вспоминал он, и началась "история его болезни".

Александр Вертинский

Вертинский влюбился. Все свободное от концертов время он посвящал Валентине - долгие прогулки и разговоры сменялись вечеринками в актерских компаниях. Он посвятил Валентине множество романсов. "Вы стояли в театре, в углу, за кулисами", "Зимний ветер играет терновником" на стихи Блока. Судя по содержанию: "Послушайте, маленький, можно мне вас тихонько любить?", "Ты ушла на свиданье с любовником. Я один. Я прощу. Я молчу" становится ясно, что отношения у творческой пары были проблемные и страстные. Весь непростой 1918 год длился их бурный роман, а рассталась пара на вокзале: Вертинский уехал на гастроли в Одессу, затем в Крым и Константинополь, но еще не раз будет посвящать ей стихи.

Валентина тоже не осталась в Харькове. Вслед за отступающими белыми частями она оказалась в Крыму, и на железнодорожной станции в Севастополе познакомилась с предпринимателем Георгием Шлее.

Валентина и Джордж Шлее

Вместе они перебрались на немецком корабле в Константинополь, оттуда - по поддельным греческим паспортам, купленным на вырученные от продажи последних драгоценностей Валентины деньги, - в Грецию. Из Греции Георгий и Валентина вскоре переехали в Италию, где Санина пыталась сделать карьеру как актриса немого кино, а в 1922 году - в Париж. Тут Валентина поступила в труппу прославленного кабаре «Летучая мышь». За два сезона она не достигла там большого успеха, но смогла заработать денег на переезд через Атлантику. В конце 1923 Георгий и Валентина оказалась я в Нью-Йорке с небольшой суммой денег, большими амбициями и чемоданом, в котором были платья Валентины, сшитые и придуманные ею самой - из дешевых тканей, странных фасонов, не похожие ни на последние парижские новинки, ни на моду Соединенных Штатов. Тогда там царил стиль «гарсон», и женщины стремились одеваться как мальчики, носили короткие мешковатые платья с заниженной талией, коротко стриглись. Санина-Шлее наряжалась в женственные платья, подчеркивала фигуру и делала изысканные прически. Ее нередко останавливали на улице и интересовались, кто сшил платье, и узнав, что это она сама, просили сшить что-то и для них. Иногда Валентина соглашалась - правда, нередко оказывалось, что результат работы не совпадает с первоначальными пожеланиями клиентки. На все упреки Валентина отвечала, что если уж ей доверили сшить платье - то ей виднее, что шить, чтобы лучше подходило заказчице. И никогда не ошибалась - ее платья всегда были индивидуальны, они подчеркивали личность его владелицы и особенности ее внешности и поведения.

Неоспоримым девизом Дома Валентины было: «Никаких жутких брошек и бантов на заднице».

Первым, кто заметил сшитые ею костюмы для «Русских сезонов» Сержа Дягилева, был художник Лев Бакст. Он посоветовал Валентине сменить сцену, где ее держали на вторых ролях, на портняжную профессию. Валентине суждено было стать одной из самых знаменитых женщин эпохи, она одевала самых известных красавиц и модниц США, а теперь эти платья хранятся в музейных коллекциях. Созданный ею стиль определил моду трех десятилетий и его влияние заметно до сих пор.

У ее мужа, который стал в США Джорджем Шлее, дела тоже шли в гору. Успешно играя на бирже, он смог накопить немалые средства, а занявшись театральным бизнесом - добился успеха и определенной известности, войдя таким образом в высшее нью-йоркское общество. Валентина получила прекрасную возможность демонстрировать и себя, и свои туалеты. На светских раутах и театральных вечеринках она быстро стала признанной законодательницей стиля: ее яркая, необычная славянская красота и необычные платья с роскошными декольте и пышными рукавами, подчеркнутой талией и оригинальными деталями привлекали всеобщее внимание. Этому способствовал и стиль поведения Валентины, в которой продолжала жить театральная актриса: ее экспрессивные манеры, речь, полная драматических эффектов и отточенные выразительные жесты делали ее центром внимания в любой компании. Наряд Валентина также шила с расчетом на театральный эффект.

Уже скоро у Валентины одевалась вся голливудская богема: Кэтрин Хепберн, Пола Негри, Клодетт Кольбер, Гертруда Лоуренс, Глория Свенсон, Ирен Селзник, Грета Гарбо.

В 1928 году Валентина Санина-Шлее открыла на Манхэттене, в престижном районе Верхний Ист-Сайд, собственный модный дом «Valentina Gowns» - «Платье Валентины». В общении с клиентками она продолжала быть диктатором, буквально навязывая им фактуру или фасон, предлагая специально созданные к нему аксессуары, не обращая внимания ни на просьбы, ни на требования заказчиц, если она была с ними не согласна. Большая ценительница роскошной простоты и благородной удобства, Валентина предлагала своим клиенткам блузки свободного кроя, юбки и накидки из дорогих тканей. Она отдавала предпочтение черному, создавая в этом цвете туалеты разных стилей и для любых целей, что для тогдашней Америки было новаторством. Ее по праву считали королевой вечерних платьев, роскошных и удобных одновременно, в них женщина могла веселиться всю ночь, не мечтая скорее сбросить свои «доспехи» и расслабиться. Клиентки Валентины упоминали, что ее целью было создавать платья, в которых женщина могла смело броситься на шею мужчине, не боясь, что ее платье помнется, порвется или соберется комом на спине.

«Дайте мне три шпильки, и я сделаю вам бальное платье», - говорила Санина. Она и вправду могла взять кусок ткани, обернуть вокруг модели, скрепить в нужных местах и создать потрясающий образ. Сегодняшние модницы должны быть ей благодарны: миссис Шлее с революционным пылом отстаивала комфорт и удобство одежды.

"Красивым может быть только то, в чем удобно сидеть, стоять, двигаться. То, что сковывает движения и заставляет чувствовать себя неестественно, не имеет смысла, каким бы модным оно ни было. Неудобная одежда приземляет", - говорила она.

Параллельно Валентина создавала театральные костюмы. Известный американский театральный критик Брукс Аткинс писал, что костюмы, созданные Валентиной, начинают говорить еще до самих актеров. Самой большой ее удачей были костюмы, созданные в 1939 году для «Вестсайдской истории» Боба Синклера: элегантные вечерние туалеты в греческом стиле, платья в черно-белую клетку с оборками на воротнике и нежно-розовые муслиновые свадебные платья, похожие на те, что носила в спектакле Кэтрин Хепберн, еще пять лет были самыми популярными моделями модного дома Валентины.

Постепенно Валентина Санина становится одним из самых известных и дорогих американских дизайнеров одежды. Фэшн-критики писали, что ее платья будут актуальны в любые времена, как лайковые перчатки. Ее модели регулярно публикуют в лучших модных журналах нередко их демонстрирует сама Валентина, которая всю жизнь считала, что именно она является лучшей рекламой своих моделей.

Журнал Vogue в 1940 году опубликовал большое интервью, в котором Валентина сформулировала свой подход: никаких шелковых цветов (разве что в волосах), никакого меха (разве что соболь - норка, по ее мнению годится только для того, чтобы ходить в ней на футбольные матчи), никаких мелких рисунков на ткани (они только отвлекают внимание от женщины) и высоких каблуков. Нередко бывало, что клиенток, которые пришли на примерку в туфлях на каблуках, Валентина заставляла переобуться в туфли-лодочки, а если те не соглашались, для них отказывалась шить.

Знакомые Валентины Саниной вспоминают, что она была очень образованной и начитанной, хорошо разбиралась в искусстве и истории, но нрав у кутюрье был непростой. Привыкнув с юности властвовать над мужчинами и управлять ими, в то же время она беспрекословно слушалась своего мужа Джорджа. Что, правда, не помешало ей ни флиртовать с другими, ни устраивать мужу сцены ревности. По слухам, она нередко использовала свое обаяние в пользу бизнесу мужа, очаровывая его партнеров. Кроме мужа у нее были два близких человека: художник Дмитрий Бушен и актриса Грета Гарбо.

Именно Валентине Гарбо обязана имиджем, гардеробом, знаменитыми фасонами шляп и причесок. Актриса появлялась в вещах от Валентины на экране, в рекламных листовках и в повседневной жизни. Благодаря подруге, она начала больше читать, поговаривают, Валентина даже помогала ей готовиться к съемкам. Грета и Валентина были даже похожи внешне и намеренно выходили в свет в почти одинаковых образах, чтобы еще больше подчеркнуть сходство. Обоих очень радовало, когда подходя за автографами поклонники путались, кто из двух женщин является Гретой Гарбо. Для самой Гарбо это было и шуткой, и отдыхом: актрису напрягала ее большая слава и необходимость постоянно общаться и быть милой с кучей незнакомых людей.

Грета Гарбо в образах, созданных Валентиной

В ателье Валентины Грета познакомилась с Джорджем Шлее. Рассказывают, что он случайно увидел обнаженную Грету в примерочной кабинке, потому что она неплотно задернула штору. Джордж подошел представиться и Грета, даже не прикрывшись, долго с ним общалась. Этот случай, больше похожий на анекдот, стал началом многолетних отношений. Невысокий и не похожий на тогдашних красавцев Джордж Шлее каким-то образом покорил Грету Гарбо. Хотя и Валентина приложила к этому руку, потому что сама отправила Грету со своим мужем в путешествие по Европе, поскольку сама имела кучу дел на работе.

Вернулись Гарбо и Шлее уже парой, и стали неразлей вода. Он взял под полный контроль жизнь Греты, управлял ее финансами, выступал в роли пресс-атташе и поверенного в делах, сопровождал ее в поездках и даже раздавал вместо нее автографы и интервью. Гарбо даже продала свой дом и купила большую квартиру в том же доме, где жили супруги Шлее. Когда Валентина пришла в себя, было уже поздно.

Хотя, может, она изначально знала, что все так получится, и ее это почему-то устраивало? Потому что с мужем она не развелась и продолжила дружить с Гарбо. Журналисты нередко фотографировали всех троих в ресторанах, в автомобиле, в путешествиях, писали, что обе женщины является едва ли не сексуальными рабынями Джорджа, которого американцы прозвали «русским осетром», считая, что он полностью завладел телами, деньгами и мыслями обеих выдающихся женщин. Публика удивлялась, что две богатые, красивые и знаменитые дамы нашли в этом мужчине. Другие, наоборот, не понимали, как Джордж Шлее может проводить так много времени с Гарбо – об ужасном нраве этой шведки ходили легенды. А сам Джордж рассказывал друзьям, что она – просто ангел, по сравнению с нравом его законной жены.

Грета Гарбо, Валентина и Джорд Шлее

Один из биографов Гарбо написал, что Шлее не собирался разводиться с Валентиной, признавшись ей однажды: «Я люблю ее, но она никогда не захочет выйти замуж. И, в конце концов, у нас с тобой столько общего!»

Последняя участница этого треугольника, Грета Гарбо, на вопрос об их отношениях уверяла всех, что они – лучшие друзья. То есть, все трое делали вид, что ничего чрезвычайного не происходит. Каждое лето Джордж и Грета проводили во Франции, а Валентина - в Венеции, потом они снова съезжались, и все продолжалось, как прежде.

Тем временем карьера Валентины Саниной-Шлее стремительно шла в гору. В конце сороковых она говорила, что модницы до сих пор носят платья, купленные у нее в 1936: «Надо шить с расчетом на целый век. Надо забыть, какой на дворе год». Во времена войны, когда в тренде была тотальная экономия, Валентина одевала женщин в лаконичные костюмы и платья со средневековыми мотивами и короткие вечерние платья с очень мягкими плечами - в противовес моде на стиль милитари. Потом предложила модели из органзы, плиссированные юбки и платья с глубоким декольте, которые позволяли своим обладательницам демонстрировать роскошные драгоценности.

В 1950 году она выпустила собственные духи - My Own. А через семь лет закрыла свой модный дом.

Как пояснила модельер журналистам, она просто устала и хочет отдохнуть. Отойдя от дел, Валентина сосредоточилась на пополнении коллекции предметов искусства, которую супруги начали собирать еще в 1920-х годах: православные иконы, живопись, мебель и бронза XVIII века. Постепенно Валентина все глубже уходила в религию, находя в ней утешение.

В 1964 году умер Джордж Шлее. Они вдвоем с Гарбо путешествовали в Париже. В номере отеля «Crillon» у него случился сердечный приступ, но врачи, вместо того, чтоб оказывать помощь, глазели на Гарбо и просили у нее автографы... Мужчину спасти не смогли, или не успели.

После его смерти выяснилось, что большинство его наследства отписано Грете Гарбо, а Валентине – только квартира в Нью-Йорке и часть денег.

После смерти мужа Санина-Шлее разорвала все отношения с Гретой Гарбо. Она считала ее виновной в смерти Джорджа, и после похорон, прошедших в Нью-Йорке по православному обряду, пригласила священника освятить свою квартиру, чтобы изгнать из нее дух Гарбо.

Однако бывшие подруги продолжали жить в одном доме. Говорили, что обе специально платили консьержу, чтобы тот не допускал даже их случайных встреч. До самой смерти обе женщины прожили очень замкнуто, практически не выходя из дома. Валентина умерла первой, в 1989 году. Ее похоронили рядом с Джорджем Шлее.

Грета Гарбо умерла через год, ее похоронили на родине.

14-го и 15-го декабря 2012 года на аукционе Julien's состоялась распродажа вещей Греты Гарбо: шляпки, платья и пальто, и на каждой третьей вещи стоял лейбл Valentina.

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир