Боевики вспарывают живым солдатам животы и засыпают солью, - разведчик Нацгвардии

Корреспонденты ДеПо пообщались с солдатом Украины Евгением Мокрым – на войну он пошел добровольцем, попал в разведроту Нацгвардии

Он невысокого роста, коренастый и резкий, точный в движениях. Считает себя «потомственным украинцем», но говорит на русском языке - потому что так «в семье принято».

- Украинским я тоже владею, но думаю на русском, - пожимает плечами. - Дело ведь не в языке. Даже если я завтра начну говорить на старославянском, путинское ТВ все равно будет называть меня фашистом. Потому что я хочу жить в стране, где действуют законы, где нет криминала. И потому, что я воюю за свою страну, землю.

Евгений рассказал ДеПо о битвах под Славянском, таксистах-стукачах и о том, зачем украинским солдатам вспарывают животы...

«ХОТЯТ В РОССИЮ ПЕРЕЙТИ? ПУСТЬ В БЕЛЫХ ТАПКАХ ПЕРЕХОДЯТ»

Евгений Мокрый показывает военный билет. Пуля 5.45 оставила в нем аккуратную круглую дырочку: «военник» был в плечевом кармане. Пуля продырявила форму, картон документа и даже не зацепила разведчика...

В ближайшее время вы опять собираетесь на войну. Уезжаете из спокойного Киева...

- У нас нет другого выхода - мы должны отстоять Украину. Или погибнуть. Иначе боевики придут к нам в Киев. И тогда он не будет спокойным. А у меня здесь семья. Я не хочу, чтобы эти мрази угрожали моим близким...

Украинские солдаты, с которыми общался ДеПо, рассказывают про ужасы плена у боевиков. Говорят - лучше пуля, чем плен...

- Нашему парню вскрыли живот и засыпали рану солью. Сбросили в яму для трупов, сверху - мешок с песком, чтобы не выбрался. Вы представляете, как он умирал, что чувствовал, о чем думал, если вообще мог думать, умирая в этой яме? Я не представляю. Не могу и не хочу представить. Поэтому да, - пуля лучше.

Как это «вскрыли живот»?

- Разрезали ножом, чтобы кишки было видно. Человек от таких ран умирает очень долго.

А вы пленных, если будет такая возможность, возьмете?

- А куда денешься - мы же не боевики, а нормальные солдаты. Но, будь моя воля, я бы не брал. Хотят в Россию перейти? Пусть в белых тапках переходят. Или тикают, пока я их не поймаю.

Кем вы были в мирной жизни?

- Заместитель директора киевской строительной компании. Но это не важно. В Нацгвардии есть люди разных профессий - от бизнесмена до программиста. Главное - что все они готовы отдать свою жизнь за Украину.

Как вы попали на войну?

- Мне надоело, что кто-то вытирает об мою страну ноги, надоело, что террористы убивают моих сограждан и чувствуют себя хозяевами на моей земле. Я пошел добровольцем. «Срочку» служил в ВДВ, но опыта боевых действий у меня не было. Я никогда не думал, что мне, мирному украинцу, придется воевать. Еще полгода назад представить не мог. Но потом пришло понимание: если боевиков не остановить, они в Киев придут. Это для меня недопустимо...

«ТАМ СТОЛЬКО ТРУПОВ БОЕВИКОВ, ВОНЬ ТАКАЯ, ЧТО ВЫВОРАЧИВАЛО ПРОСТО»

Как ваша семья отнеслась к тому, что вы - и на войну?

- Я поставил их перед фактом. Зашел, попрощался, мол, в командировку, по работе. Из армии уже позвонил, сказал, где нахожусь.

Страшно было под Славянском?

- Когда попадаешь под первый обстрел, реально боишься, вздрагиваешь от любого взрыва, хлопка, а через неделю остается только небольшой страх. Уже действуешь спокойно, хладнокровно. А в первый день мы даже окопы дорыть не успели - начал снайпер по нам работать, пару мин легло.

С кем пришлось воевать? Кто враг?

- С той стороны работали «профи» - делали все по тактике: подошли, отработали по блокпосту, сменили тут же позицию, опять отработали... Они знали, что у нас не было серьезных приборов ночного видения, что, кроме нашего БТРа «четверки», никто ничего не видит. Поэтому обстреливали нас по ночам. И в атаки шли по темноте. Мы отвечали. Боевики подкрадывались к нам в камыше, который был вокруг блокпоста. Так вот скоро в камыши зайти было нельзя. Там столько трупов боевиков, вонь такая, что выворачивало просто.

Среди местного населения Славянска были стукачи боевиков?

- 80% процентов таксистов в Славянске были стукачами. Едут, снимают на регистратор наши позиции. Один даже остановился, высунулся из окна: «Стоите? Ну, ничего-ничего. Скоро вам здесь п...зда наступит». И уехал. Но были другие. Бабушка старенькая-старенькая, принесла 200 граммов меда в пол-литровой баночке и стакан молока. Это все, что у нее было. Принесла на блокпост. Нет, мы не взяли. Тогда уже волонтеры наладили поставку продуктов, и мы сами помогали местным, тем, кто приходил на блокпост и говорил, что нечего кушать.

Кстати, на многих видео вы без каски. Почему?

- Я ее не надевал - у нас тогда были дедовские каски, «жестянки». Ими только окопы копать, они ни от чего не защищает.

Тяжело было в первый раз в человека стрелять?

- Нет. Я не за деньги воюю, я свою страну защищаю. Иногда мне снятся мои «двухсотые», которых я собственноручно снял. Но совесть меня не мучает.

Кадры снятые в зоне АТО разведчиком Евгением Мокрым и видео-интервью.

Помочь разведчикам Нацгвардии можно денежным переводом на карточку
ПриватБанка
5211537448628508
Получатель Мария Мокрая (супруга Евгения)

Фото и Видео Антон Гусев

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Весь мир

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook