Про Росію та її золоту рибку

Пушкин - гениальный поэт потому, что сумел, очевидно, сам того не осознавая, вписать в сказочный сюжет modus operandi российской власти
Про Росію та її золоту рибку
Про Росію та її золоту рибку

Сегодня с малым смотрели "Сказку о рыбаке и рыбке", мультфильм 1950 года. И вот какая мысль пришла мне в голову. Пушкин - гениальный поэт не только потому, что, не будучи даже русским, создал литературный русский язык. Но и потому, что сумел, очевидно, сам того не осознавая, вписать в сказочный сюжет на этом самом языке modus operandi российской власти. Который, к слову, совершенно не изменился за прошедшее время.

Вот, к примеру, упомянутая сказка - не что иное, как обобщенный пересказ того, какие геополитические цели ставит перед собой Кремль, методов их достижения и того, чем это все закончится. Вот, к примеру, был себе при царе Горохе (в начале 1800-х, 1900-х, 1920-х, 1970-х, 1990-х и тд) нищий голодный рыбак (ресурсно ориентированная экономика), которому повезло - случайно - захомутать золотую рыбку (Британия, Германия, США, ЕС). И он вроде варежку раззявил от удивления, и практически отпустил, не зная, что с ней делать.

И тут подключается сварливая старуха, сидящая у разбитого корыта (дареный Ролс-Ройс, скопированный Руссо-Балт, "НАЗ", "ЗиС", "ЗиЛ", "ГАЗ", "ВАЗ") на ступеньках ветшающего Кремля. Тыдебил?, - вопит она, одновременно интересуясь и географией, и умственными способностями благоверного. Нам до хера всего надо, долг платежом зелен, евроремонт в Кремле отродясь не делан, Noga вон уже лыжи навострила, вали за контрактами! Втюхай им хоть лес с песцами, хоть иконы с брульянтами, хоть титан с вольфрамом, хоть нефть с газом, токмо полоний не торгуй, дорогой шибко, самим сгодится. Но ураном так потряси невзначай, будто. Понял, холоп? Кругомвыполняй! Ну дед туда-сюда, мол не угодно ли, не ради себя, а токмо волею пославшей мя жоны... А те ему такие, мол, ладно, товар хороший, можно и взять, отчего не помочь человекам... И так и раз, и другой, и третий. И вроде все знают, что баба - склочница, но связываться неохота, да и товар таки не плох.

Баба, шо характерно, входит во вкус и жиреет все дальше. И вот она уже не просто кляча-старьевщица, а старуха-процентщица. А там - и партнерша равная. И даже чуть более равная. А вот уже и не чуть... Но потом ей крышу-то сносит окончательно: на кой, мол, ляд мине подельники, ежели не подельники они, а нахлебники?! Я, мол, круче по определению, и вообще, без душа обхожусь, потому - дух от меня, духовная я значит (ну это еще с тех времен повелось, когда корыто раскололось, на самом деле). А от ентих-вон, духу нету, бездуховные, сталбыть. И вообще, у меня вон хер как стоит (кивок на вибратор, собранный Левшой из останков мамонта и потому прозванный останкинским)! Короче, багиня я, хто не понял? Эй, галёрка, слыхали?! А эти, в партере которые порасселись, партнеры, понимаешь... И вот тут-то с Расеей всегда случается облом: театр каждый раз оказывается анатомическим.