Гроші

Дилемма АТБ: "национализировать нельзя оставить"

Вопреки расхожим мнениям, национализация является обычным явлением и для демократических государств. Главное - соответствие двум критериям: обоснованность и уважение к правам собственников

13 травня 2015, 07:00

Дилемма АТБ: "национализировать нельзя оставить"

В последние дни несущее противоречивый окрас слово "национализация" снова вернулась в лексикон украинских политиков. 21 апреля 15 народных депутатов из всех фракций парламентского большинства внесли законопроект о национализации розничной сети АТБ.

А уже на следующий день депутаты получили "ответку" в виде возмущенных публикаций в СМИ и угроз "лишиться депутатского мандата". "На инициаторов этого законопроекта сейчас пытаются всячески надавить, дабы те отозвали свои подписи. Методы разные - от угроз до взяток", - заявил один из соавторов проекта Андрей Лозовой (Радикальная партия). И уже появились первые сообщения об отзыве одним из депутатов своей подписи.

На фоне разыгравшейся драмы, большинство парламентариев вообще не воспринимают этот законопроект всерьез. "Вряд ли он наберет нужное количество голосов", - сознаются опрошенные депутаты.

Так вокруг чего, все-таки, разгорелся спор? И зачем нардепам потребовалось вытаскивать из закромов истории страшное слово "национализация"?

Почему АТБ?

Национализация торговой сети - вынужденный шаг, на который Украина должна пойти в условиях войны, заявил один из соавторов проекта депутат Дмитрий Линько. "С учетом того, что страна пребывает в состоянии войны... Чтобы не поддерживать террористов и сепаратистов, мы предлагаем национализировать эту сеть супермаркетов АТБ. Это будет и поддержка нашему бюджету, и реальное перекрытие путей финансирования для сепаратистов", - утверждает он.

По словам Линько, сеть АТБ и сегодня активно работает на оккупированных территориях ДНР, ЛНР и Крыма. "У нас есть подтверждающие факты, что автомобили этой сети используются для перевозок продукции боевиками. Есть фото, видео, и мы готовы их предоставить", - говорит депутат, высказывая уверенность, что проект пройдет через комитеты и будет поддержан ВР.

Еще более категоричен депутат Игорь Луценко ("Батькивщина"). "Этот проект может стать первой реальной санкцией экономического характера против России и оккупированных ею территорий. До сих пор Украина никаких санкций не вводила. Надо начинать хотя бы с того, чтобы ограничить деятельность розничных торговых сетей. Потому что, именно через эти сети, через их логистику проходит львиная доля контрабанды. Из ДНР/ЛНР - к нам, и наоборот", - утверждает он.

По словам Луценко, он не сторонник национализации и считает ее крайней мерой, рассчитывая все-таки, что сети сами начнут поступать сознательно. При этом, именно сеть АТБ, в отличие от "Бруснички", о национализации которой тоже говорят в ВР, по словам депутата даже не пытается найти какое-то логическое пояснение антиукраинским действиям. "Они (представители торговой сети "Брусничка") считают, что это законно и такая работа содействует гуманитарному положению в тех регионах. Это понятная позиция. Тогда как АТБ это полностью отрицает и делает", - говорит депутат.

Сами же депутаты напрочь отметают и слова об избирательности законопроекта. "В данном случае, нет ни какой избирательности. Есть конкретные действия, конкретные сети. И есть предложение, каким образом можно повлиять на их поведение", - говорит Луценко.

Претензии, которые выдвигаются к сети АТБ, изложены в пояснительной записке, поданной вместе с законопроектом. Во-первых, по словам авторов, сеть АТБ активно сотрудничает с оккупационными властями. Настолько, что их действия заинтересовали правоохранительные органы. И открыты соответствующие уголовные производства по уголовным статьям «Финансирование терроризма» и «Уклонение от  уплаты налогов». "В ЕРДР под №42015050000000124 внесены сведения о финансировании терроризма совладельцем сети дискаунтеров "АТБ" Буткевичем Г.В. с правовой квалификацией преступления согласно части 1 статьи 258-5 УК", - говорится в документе.

Еще одно, более серьезное обвинение, касается собственности компании. Ссылаясь на данные спецслужб, депутаты утверждают, что одним из "теневых" совладельцев сети является близкий к Путину российский олигарх Константин Малофеев. Тот самый, который не скрывает прямое финансирование террористов на востоке Украины.

Правда, в разговорах со СМИ авторы проекта отказывают детализировать этот пункт, поскольку сейчас, по их словам, эта информация находится в разработке СБУ. В самой же АТБ причастность Малофеева к компании опровергают. "Мы неоднократно заявляли, что структура собственности компании не меняется на протяжении многих лет. Фактическими владельцами операционной компании являются три физических лица, все граждане Украины - Геннадий Буткевич, Евгений Ермаков, Виктор Карачун. Никаких российских олигархов или других физических лиц в структуре собственности компании "АТБ" не было и не присутствует сейчас", - говорится в официальном заявлении.

Наконец, деятельностью АТБ давно и прочно интересуются как в депутатском корпусе, так и в правоохранительных органах.

Так, 23 апреля группа народных депутатов обратилась в Генпрокуратуру с требованием расследовать отмывание сетью АТБ денег в сумме 2,5 млрд гривен, которые пошли мимо украинского бюджета.

Дилемма АТБ: "национализировать нельзя оставить" - фото 1

Дилемма АТБ: "национализировать нельзя оставить" - фото 2

Дилемма АТБ: "национализировать нельзя оставить" - фото 3

Дилемма АТБ: "национализировать нельзя оставить" - фото 4

 

В АТБ опровергают и эти заявления.

Не надо путать национализацию с экспроприацией

На самом деле, большинство политиков, несмотря на очевидные обвинения против владельцев АТБ, не готовы поддержать подобный проект из-за негативного отношения к слову "национализация", которое у нас многие ассоциируют с экспроприацией - утверждают эксперты.

Действительно, жителям постсоветского пространства, вышедшим родом из СССР, хорошо известна "национализация" образца 1918-1920 годов. Когда у владельцев была безвозмездно экспроприирована их собственность. Именно подмена понятий, осуществленная коммунистами, продолжает влиять и сегодня.

Например, многие и сегодня пользуются услугами успешно работающих государственных банков "Киев" и "Укргазбанк". При этом не вспоминая, что эти банки были именно национализированы во время финансового кризиса. Тогда слово "национализация" просто не употреблялось. Вместо него использовали обтекаемые формы - докапитализация и выкуп государством. А вот банк "Надра" вместо национализации реприватизировали - передали другому частному владельцу. И где сегодня "Надра"?

Во всем мире национализацией (от латинского слова natio - народ) принято считать процесс превращения частной собственности в государственную. При этом существует два типа национализации - через безвозмездную экспроприацию, либо через полный или частичный выкуп. Экономическая теория определяет этот термин как передачу имущества частных лиц в собственность государства в случаях, когда государство считает, что способно эффективнее управлять имуществом, нежели частный собственник. При этом, согласно экономической теории, объектом национализации, как правило, становится имущество, имеющее большое значение для государства и общества.

То есть, национализация - нормальный политико-экономический инструмент государственного регулирования экономики.

Представляет ли большое значение для государства и общества торговая сеть? Крупнейшая, но в условиях рынка - не монополист. С одной стороны. С другой - не стоит недооценивать возможностей переправлять финансовые потоки в ущерб стране, что в условиях войны немаловажно. Услугами этой сети пользуются несколько миллионов граждан Украины.

Главное же - соблюсти право неприкосновенности собственности. Чтобы национализация действительно не превратилась в экспроприацию. "Национализация или экспроприация торговых сетей не будет незаконной, при условии, если она проводится в законном порядке и с выплатой компенсации - рыночной стоимости актива.  Вопрос о компенсации не ставится только тогда, если совершено преступление (в т.ч. упомянутое в прессе якобы финансирование терроризма) и лишение имущества рассматривается как наказание", - утверждает юрист ЮФ "Ильяшев и Партнеры" Дмитрий Шемелин. По его словам, если такой компенсации выплачено не будет, владельцы актива, по общему правилу, могут потребовать выплаты через суд, в том числе международные судебные институты.

Но в проекте закона как раз отдельно прописан механизм полной компенсации стоимости сети ее нынешним владельцам. Планируется привлечь независимых оценщиков, которые и вынесут вердикт - во сколько обойдется эта сеть Украине.

"Я считаю, что единственный правовой метод в данной ситуации - это выплата компенсации. Мы не может просто так взять и конфисковать его торговую сеть, потому что это запрещено законом и Конституцией. Поэтому эта собственность оценивается и выкупается, а все ради того, чтобы она нам не принесла вреда", - подтвердил нардеп Луценко.

А как в мире?

Еще одна иллюзия - приписывание национализаций исключительно странам с тоталитарными обществами. На слуху, как правило, СССР начала ХХ века и Германия 30-х годов с безвозмездными национализациями. Вспоминаются и демократические страны времен Второй мировой. "Сегодня же никто в Европе не национализирует собственность", - возмущенно утверждают противники проекта. Но в Европе со Второй мировой, по сути, и не было затяжных войн. Из свежих примеров вспоминается Ливия Каддафи и Венесуэлла Чавеса.

Тот же, кто интересуется мировой экономикой, знаком с совершенно другой картиной. "Национализация присуща и странам рыночной экономики. Она проводится в основном посредством выплаты денежных средств владельцам частных предприятий и организаций. Примером такой национализации может служить национализация частных предприятий в 30х годах XX века в Великобритании, Франции и других странах, а также национализация ряда отраслей в Великобритании в 1945-1951 гг. В частности, за 1945-1948 гг. в Великобритании были национализированы Английский банк, угольная промышленность, телеграфная и радиосвязь с заграницей, электроэнергетическая промышленность и транспорт, черная металлургия. В начале 80 x гг. во Франции было национализировано 9 промышленных групп и 36 частных банков", - говорят справочники по экономике.

А вот и конкретные примеры.

В Австрии правительство приобрело контроль над коммерческим банком Bank Medici AG. Данная мера стала необходима после того, как руководство банка объявило, что инвестировало 2,1 млрд долл. в фонд, который принадлежал Бернарду Мэдоффу, который сейчас отбывает наказание за организацию финансовой пирамиды. В Bank Medici AG назначено внешнее управление сроком до 18 месяцев в лице государственного комиссара.

Правительство Аргентины приняло решение о национализации крупнейшей авиакомпании страны Aerolineas Argenes, а также ее «дочки» Austral, которые ранее контролировались туристической компанией Marsans. Национализации также подверглись частные пенсионные фонды страны.

В Великобритании для поддержания стабильности и спасения банковской системы государство расширило свое присутствие в банковском секторе страны. Для этого были национализированы банки Northern Rock и Bradford & Bingley, под контроль государства попал Royal Bank of Scotland, после чего доля государства в нем составила 70 %. Британские власти получили также контроль над 65 % акций Lloyds Banking Group.

Правительство Ирландии приняло решение об инвестировании 5,5 млрд евро в три крупнейших банка страны. Таким образом, по 2 млрд евро получат следующие банки: Bank of Ireland и Allied Irish Banks, что даст правительству контроль над 25 % акций данных банков. А оставшиеся 1,5 млрд евро получит Anglo Irish Bank, в результате чего государство станет владельцем доли банка, равной 75 %.

Правительство Исландии приняло решение о проведении национализации наиболее крупных коммерческих банков страны, таких как Glitnir, Landsbanki Islands и Kaupthing Bank.

Правительство Португалии осуществило национализацию Banco Portugues de Negocios (BPN), который был близок к наступлению в нем несостоятельности (банкротства).

Швеция приняла решение о выделении банкам страны до 6 млрд долл. Данные денежные средства будут направлены на повышение ликвидности банков, за что те, в свою очередь, дадут правительству право на выкуп дополнительной эмиссии ценных бумаг, которые банки захотят выпустить. Будут проведены меры по национализации инвестиционных банков страны.

Наконец, в США в самом начале ипотечного кризиса 2008 года, переросшего во всемирный экономический кризис, власти с помощью национализации крупнейших ипотечных компаний предприняли попытки спасти кредитные рынки, однако, к сожалению, это не дало ожидаемых результатов. Шла речь и о возможной национализации промышленных гигантов.

И это в мирное время! Что говорить об Украине, на территории которой идет война?!

И что дальше?

Сегодня трудно прогнозировать, чем закончится конфликт вокруг "законопроекта об АТБ".

С одной стороны, противники национализации справедливо замечают, что логично было бы дождаться окончания расследования уголовных производств против руководства компании. И, в случае обвинительного приговора, просто конфисковать их имущество на законных основаниях. Как вариант - с приближением суда собственники сами перепродадут предприятие другим, более патриотически настроенным хозяевам. Ведь сегодняшние обвинения в контрабанде и уклонении от налогов - только начало цепочки дел, которые, вероятно, предстоит пережить замеченному в финансировании семейного досуга экс-президента Януковича и покупке недвижимости экс-министру Захарченко господина Буткевича.

С другой, каждый день работы "транзитного центра" наносит урон Украине, снижает ее шансы в войне с агрессором. "В Крыму Россия национализировала не только государственную, а и частную собственность украинцев. Сегодня эти деньги идут на финансирование войны против Украины. И прекращение финансирования террористов имеет сегодня все признаки общественной необходимости", - напоминает одна из соавторов законопроекта депутат Ирина Суслова (партия "Воля").

Если все-таки позиция сторонников национализации преобладает, возникнет еще ряд вопросов, на которые нужно будет найти ответы. Как организовать управление огромной ритейлинговой сетью, когда у государства нет такого опыта? Как найти баланс между "социальными магазинами", как это запланировано в проекте, и сохранением темпов развития сети? И как реально снизить цены на самые необходимые товары  для социально незащищенных граждан?

Но это уже темы для отдельного разговора.

Loading...
Loading...