Власть

25-летний нардеп из Донецка: Этот парламент нужно срочно гнать

ДеПо пообщался с самым молодым народным депутатом Украины в нынешней Верховной Раде Егором Фирсовым о впечатлении от работы в парламенте и ситуации на востоке страны

05 сентября 2014, 09:00

В течение практически всей каденции 7 созыва Верховной Рады самым молодым народным депутатом оставался Андрей Ильенко, родившийся 24 июня 1987 года в Киеве. Однако после того, как весной этого года сразу несколько депутатов от «УДАР» ушли в исполнительную власть, список существенно подтянулся. В результате, в конце апреля нардепом стал уроженец Донецка Егор Фирсов, родившийся 1 декабря 1988 года.

Корреспондент ДеПо пообщался с самым юным народным избранником о специфике работы уходящей Верховной Рады. В разговоре также обсудили ситуацию на Донбассе.  

Егор, как Вы в столь юном для политики возрасте сумели попасть в Верховную Раду? Ваши родители вроде в политике замечены не были...

- У меня короткая политическая история. В 2011 году я написал письмо в партию «УДАР», описал возможный формат работы в Донецкой области. На то время у «УДАРа» в области рейтинг составлял около 2%. Письмо прочитали, пригласили в Киев. После доверили мне вначале городскую организацию, потом - областную. А потом на одном из совещаний Виталий Кличко отметил: «У нас есть определенный рейтинг, руководители областных организаций будут выстроены в партийном списке, и каждый из вас займет определенное место». За активную деятельность в области мне досталось неплохое - 37-ое -  место в списке «УДАР».

Ваши первые впечатления от парламента?

- У меня в корне изменилось впечатление от работы парламента. Во-первых, там постоянно шумно. Во-вторых, там нет площадки для дискуссии. В-третьих, парламент пронизан популизмом. Очень много решений принимается вне парламента.

Я общался с бывшими депутатами-старожилами, такими как Иван Заяц. По их мнению, самый сильный парламент был первого созыва. Самый слабый - нынешний. Очень сложно ориентироваться в этом парламенте, для меня он непонятен. Когда я смотрел по телевизору то, что происходит в парламенте прошлого созыва, который избирался по пропорциональной системе, мне хотя бы было понятно где «тушки», где предатели, где коалиция, где оппозиция. Сейчас абсолютно хаотичные голосования. Ключевые решения едва набирают 226 голосов, в то время как какие-то второстепенные получают чуть ли не конституционное большинство.

В глазах большинства депутатов сквозит явное безразличие к процессу и даже к тем сложным событиям, которые сейчас происходят в стране. Поэтому этот состав парламента попросту не имеет права на существование. И выборы - естественная люстрация, которая уберет из Верховной Рады всех предателей и преступников.

Какова Ваша позиция по сохранению избирательной системы? Насколько целесообразно было бы все-таки перевести выборы на пропорциональную систему?

- Лучшая система для Украины - пропорциональная с открытыми списками. К сожалению, воля большинства депутатов - другая. Вы знаете, что законопроект с открытыми списками набрал лишь 200 голосов. Пропорциональная система смогла бы решить вопрос представительства народных депутатов. Во-первых, у нас отпадают 12 крымских округов, около 12-13 - из Донецкой области (и это по состоянию на сейчас, неизвестно, что будет завтра) и отпадает большая часть округов в Луганской области. Естественно, логичнее было бы проводить выборы по пропорциональной системе. Но все упирается в волю большинства парламента.

Как я понимаю, все-таки заблокировали решение об изменении законодательства «мажоритарщики»...

- Повторюсь, мне непонятен этот парламент. Все в комплексе - это какой-то винегрет. Куча перебежчиков, хамелеонов, перекрашенных, сформировались какие-то депутатские группы. Хотя нужно называть вещи своими именами: на самом деле Партия регионов раздробилась на множество групп предателей. И, кстати, многие мажоритарщики все-таки голосовали за пропорциональную систему, в том числе и «УДАР». Поэтому ситуация - неоднозначна. Просто некоторыми группами банально «кукловодят». Можно вспомнить ту же «группу Курченко».

Вы часто бываете на Донбассе. Исходя из закрытого заседания Верховной Рады, каковы перспективы Украины удержать данный регион?

- Есть фронт, ситуация очень сложная, но контролируемая. Но есть тыл. Для меня тыл - это люди и их настроения. Я буквально несколько дней назад вернулся из Мариуполя. Единственный глобальный плюс состоит в поддержке населения. Буквально за несколько часов нам удавалось собрать около 5 тысяч человек на митинг. Мариупольцы сами говорят о том, что в период Майдана их собиралось 20-30 человек, когда начались перипетии с Россией начало собираться около 100-200 человек. Сейчас же собирается многотысячный митинг. Причем, без поддержки СМИ, власти. Т.е. люди собираются самостоятельно.

Это говорит о том, что в любом случае - даже если войдут российские войска -Мариуполь и Донецкая область все-таки будут Украиной. Ведь выиграют те, кого поддержат местные жители. Местные жители все-таки поддерживают украинское будущее. Для меня это самый главный момент.

С другой стороны, государство должно принять ряд мер, которые помогали бы гражданскому тылу. Во-первых, информационной политикой. У нас должен появиться орган, который должен отвечать за информационную политику. Особенно за информационную политику на Востоке. Пока у нас нет ни одного независимого печатного СМИ на Донбассе. Есть гражданские инициативы, вроде «Громадського телебачення «Приазов'я», но этого мало. В этом вопросе должно принимать участие государство.

Во-вторых, ключевым моментом является кадровая политика. Из 18 руководителей районных администраций за эти полгода заменено только 5 человек. Это создает сложности. Нам нужно говорить о том, что на Донбассе нужно менять всю государственную вертикаль - на все 100%. На 99 - уж точно. Ведь основной кризис Донбасса состоит в том, что у людей нет доверия к власти. А почему нет? Да потому, что на манеже все те же. Это ставленники Януковича, Ахметова, Клюева, Пшонки, Януковича-младшего и других. Поэтому эту вертикаль нужно менять. Если этого не сделать, то, к сожалению, никаких изменений не будет.

Есть еще один ключевой момент: восстановление Донбасса. Этим вопросом должны заниматься под контролем лично главы СБУ, Генпрокурора и министра внутренних дел. Иначе все эти деньги в итоге будут разворованы. И восстановлением Донбасса должны заниматься сами жители этого региона. Таким образом мы бы боролись с безработицей и реализовывали трудовой потенциал жителей Донбасса.

Вы говорите о ряде одиозных политиков с Донбасса. Понятно, что их нужно менять, например, того же мэра Мариуполя Хотлубея. Но как его и ему подобных заменить и, главное, на кого?

- На самом деле достаточно съездить в тот же Мариуполь и посмотреть на гражданское общество, которое там рождается. Для меня события в Мариуполе похожи на Майдан.

Во время поездки я разговаривал с помощником донецкого губернатора Сергея Таруты, и мы спорили о полезности мэра Мариуполя. Я настаивал на том, что его КПД сводится к нулю, а советник Таруты говорил о том, что мэр - нормальный человек, с которым можно работать. Как раз в это время в Мариуполе формировалась живая цепь из местных жителей в километра два, пели гимн, радовались, хотя радоваться было особо нечему... И советник Таруты говорит, мол, если мы заменим мэра, то где же скамейка запасных? Так вот - люди, которые собрались на акцию - это и есть та скамейка запасных. Из этих людей, патриотов сейчас можно в экстренном порядке формировать новую милицию, прокуратуру, исполнительную власть. Если люди реально готовы грудью защищать Мариуполь от танков, то уж они точно будут на государственном уровне отстаивать украинские интересы.

Да, многие говорят о том, что такие люди не имеют опыта. Но пусть набивают шишки, пусть учатся. Самое главное - чтобы они исходили из проукраинских интересов. Когда у Вацлава Гавела спрашивали, почему он ставит на ответственные должности молодых людей без опыта, он отвечал: «Лучше 5 лет ошибок, чем 50 - саботажа». У нас точно такая ситуация, и другого пути у нас нет.

Ну, и напоследок вернемся к выборам. Как Вы считаете, в следующем парламенте будет кто-нибудь моложе Вас?

- Я думаю, вряд ли. Я бы не привязывался к возрасту. Мне - 25. Я буду рад увидеть в следующем парламенте молодых людей. Тем более, что есть кому менять нынешних нардепов. Но для этого нужно смотреть на списки и задавать вопросы лидерам политических сил, которые эти списки формируют.

Loading...
Loading...