Власть

Скандалы в БПП. Чего на самом деле хочет антикоррупционная группа

Если кто-то считает, что “Антикоррупционная платформа” в БПП – это монолитная группа, тот глубоко ошибается

08 декабря 2015, 08:32

Скандалы в БПП. Чего на самом деле хочет антикоррупционная группа

фото: inforesist.org

Это всего на всего группа попутчиков, которая объединена не столько борьбой с коррупцией, сколько желанием стать незаменимыми политиками для будущих партийных брендов, которые могут образоваться, как только станет ясно, что выборы неизбежны. Правда, тупая позиция БПП лишь усиливает эффект от их "открытий".

Для того, чтобы понять, что хотят антикоррупционеры, надо понять, какие мотивы у каждого из них. А поэтому, давайте попробуем понять, кто эти люди.

Виктор Чумак. Депутат-мажоритарщик от "Удара", которого кое-кто в свое время обвинял в “дружбе” с Фирташем, проиграл игру за все возможные антикоррупционные посты, которые хотел занять. Сначала он баллотировался на должность главы Антикоррупционного бюро, затем он зондировал почву на то, чтобы номинироваться на антикоррупционного прокурора. Он хотел занять хоть какую-то антикоррупционную должность, но ему так и не удалось попасть к силовым структурам. Он считает, что став одним из лидеров “антикоррупционной платформы”, ему терять нечего. Мажоритарный округ он неплохо держит, каких-либо дел против него не существует. “Дружбой” с Фирташем никого не удивишь. Его цель в этой игре – или заставить нынешнюю власть впустить его в тему борьбы с коррупцией, или же искать свое счастье в следующих проектах.

В его подгруппу входит Наталья Новак.

Мустафа Найем. Золотая мечта Найема, которая не осуществилась – стать руководителем полиции. Сейчас он остается советником в структуре МВД, но пока без каких-либо перспектив занять “правильные” посты. Его задача – любой ценой остаться в политике. В отличие от своего коллеги Сергея Лещенко (в кулуарах Найем любит подчеркивать, что их не надо воспринимать, как близнецов, хотя всем понятно, что если они не политические близнецы, то как минимум двойняшки) Найем старается сохранить какую-то видимость лояльности к президенту и старается играть этакого хорошего полицейского. Полицейского, который готов к большому конструктиву. Почему так? Просто, в отличие от Лещенко, он думает о госслужбе, и прежде всего его интересует полиция. И парламент – это лишь трамплин.

В нынешнюю Раду он прошел по предложению Бориса Ложкина.

Сергей Лещенко. В отличие от своего “двойняшки” Найема, у Лещенко пока нет никаких чиновничьих амбиций. Он до сих пор не понимает, кто он: то ли депутат-журналист, или журналист-депутат. В последнее время не было ни одного СМИ, кроме “Украинской правды”, которое бы не писало, что Лещенко работает на российского олигарха Григоришина. И вся его война против Николая Мартыненко – это война против Григоришина Мартиненко за энергетическую отрасль. Лещенко несколько лет назад занял нишу “самого дорогого” (конечно же не в плане денег, а в плане значения) обнародователя компромата (в украинском языке, к сожалению, нет термина “сливатель компромата”) в стране. И сейчас, депутатский мандат только способствует укреплению этого статуса. Публике на самом деле не интересно, как в руки депутата попадают секретные документы швейцарской прокуратуры. И конечно же только враги могут говорить, что раздобыть такие документы могут лишь спецслужбы, при чем явно не украинские.

В нынешнюю Раду он прошел по предложению Бориса Ложкина. В его группу входит Светлана Залищук.

Егор Фирсов. Человек Валентина Наливайченко. Все, что говорит Фирсов – это слова и мысли Наливайченко. Если Фирсов говорит, что поддерживает Филатова, значит Наливайченко поддерживает Коломойского. Если Фирсов выступает против Кононенко, значит против Кононенко выступает Наливайченко. Поэтому, Фирсов – это такое себе зеркало экс-главы СБУ.

Ольга Богомолец. Несмотря на невероятно большую роль, которую Богомолец сыграла на Майдане, в политической жизни она оказалось человеком, с которым просто невозможно договариваться. В кулуарах парламента ходит легенда, как Богомолец во время одного из наиболее кардинальных голосований поднялась и сказала: “У меня совещание по сифилису в Минздраве”, я должна идти. Богомолец не хочет ни с кем играть в какие-то совместные игры – она играет исключительно свою игру. Сейчас ее игра – насолить Квиташвили и застопрорить через комитет здравоохранения любые изменения. Ее голубая мечта – возглавить МОЗ, хотя она не знает и не понимает, что там делать (за год ее комитет ничего не наработал). Существует высокая вероятность, что специально под нее будет создано специальное министерство по делам АТО или переселенцев. И с этой синекурой она выйдет наконец из парламента.

Павел Ризаненко, Владислав Голуб, Оксана Юринец, Юрий Соловей

Все эти мажоритарщики – выходцы из "Удара". Их главная задача – удержаться в политике. Пока они не будут заниматься глобальной критикой ни Кононенко, ни Березенко, в отличие от всех вышеназванных персонажей. Они хотят и как бы дистанцироваться от БПП, и как бы остаться здесь.

Александр Черненко, Алексей Мушак. Мотивы такие же, как и у предыдущей группы.

Ольга Червакова. Пришла в БПП с телеканала "Интер", где была вхожа в кабинет Сергея Левочкина. До сих пор борцом с коррупцией никогда не была.

Иванна Климпуш-Цинцадзе. Пришла в БПП с поста руководителя фонда Виктора Пинчука, где была вхожа в кабинет Виктора Пинчука. До сих пор борцом с коррупцией никогда не была.

Больше политических новостей читайте на Depo.Власть

Loading...
Loading...