Власть

Николай Сунгуровский: В Кремле идея «Новороссии» не умерла

О дальнейших планах Путина и годовщине аннексии Крыма depo.ua рассказал директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский

12 марта 2015, 00:15

Николай, по Вашему мнению, насколько опасна возможность нового котла по примеру Дебальцево?

- К сожалению, таких котлов может образоваться сколько угодно. Это зависит от боевой ситуации. Если начнутся одновременные удары из Донецка и Мариуполя в направлении Крыма -  будет еще один котел. Не стоит забывать и о возможном ударе из-под Луганска.

То есть нам следует ожидать наступления российско-террористических войск?

- Я не вижу никаких движений Путина для нормализации этой ситуации. Ничто не говорит о том, что он изменил свои цели. Это вопрос времени. Мой прогноз: конец мая.

Выходит, у нас осталось два месяца. Что мы можем успеть сделать, чтобы подготовиться к возможному наступлению?

- Это вопрос к президенту. Я бы в корне изменил все военное руководство. Первое, что необходимо, - изменить систему управления. Без этого ничего не будет. К сожалению, я считаю, что нормальная ротация военачальников невозможна без промежуточного звена, которое называется СИЗО. Пока кто-нибудь из этих лиц не окажется за решеткой, все остальные будут чувствовать свою безнаказанность. И коррупционные схемы, которые существуют в Вооруженных силах, будут существовать и дальше. И это, к слову, касается не только Вооруженных сил. Это будет знаком для всех остальных, что, ребята, вашему сидению приходит конец. Безответственность и бездеятельность - на каждом шагу. Если послушать ребят из зоны АТО, то ситуация плохая именно в вопросе управления. Это главная причина всех наших неудач.

Что может отвлечь Путина от Украины? Как мы видим, санкции на него покамест не возымели должного действия...

- По моим прогнозам, уже этой весной может быть открыт второй фронт в Средней Азии и на Северном Кавказе. Там ожидается наступление Исламского государства. А если там произойдет союз с Талибаном, то группировка значительно усилится. Если же присоединится исламское движение Киргизии и Таджикистана, то это будет вообще серьезная сила.

Там продолжается смена поколений во власти, возникла пороховая бочка, которую Китай заливает своими деньгами. Поэтому у Путина единственная возможность остаться в этом регионе - через военное присутствие вооруженных сил. Поэтому позволить своим войскам застрять в Украине он не может. Он должен или вывести войска из Украины, или забыть о Средней Азии.

Какова ситуация в Приднестровье? Остается ли опасность удара оттуда? Ведь там сейчас значительно ухудшилась ситуация с финансированием данной «республики»?

- Сейчас уже в России ищут, кто виноват в том, что им не дают финансировать Приднестровье. Традиционно называют Украину и Запад. Сейчас у них происходят сложные внутренне-социальные процессы. Сейчас у них начинает происходить война «телевизор против холодильника» - через что доходит лучше информация - через желудок или через голову. Тем не менее, там не исключены военные операции с этого направления. Стоит учитывать, что там присутствует не только база российских военных, но там есть достаточно мощное казачье движение.

Насколько возможны диверсии в Харькове, Одессе?..

- Вполне возможны, и не только там. Прямые военные действия будут осуществляться в тех направлениях, где с другой стороны - у нас в тылу - будет подготовлена ситуация к тому, чтобы русские войска туда вошли. Входить на определенную территорию и потом ее удерживать - это сложно и является ресурсоемким мероприятием. Одно дело войти, другое дело - удержать территорию.

Год назад произошла аннексия Крыма. По Вашему мнению, удалось ли Путину реализовать сценарий, который тогда задумывался изначально?

- Происходило две технологии в одном и том же процессе. Захват Крыма нужен был для того, чтобы вписать фамилию Путина красными чернилами в историю. А во-вторых, устроить там большую военную базу. Ситуация в Крыму была достаточно хорошо подготовлена: еще в 2011 году мы делали проект по оценке рисков реализации стратегии Крыма, который тогда готовило правительство из Макеевки (покойный глава Совета министров Крыма Василий Джарты - родом из Макеевки, - ред.), и кстати, не самое плохое. Тогда уже было понятно, что в Крыму готовится резервация. К сожалению, мы не смогли до конца предусмотреть, что владельцем этого проекта является Россия. А то, что Янукович готовил там все под себя, было на поверхности.

Но зачем такая база - без воды, электричества и нормальных транспортных путей?

- На Крыме никто не собирался останавливаться изначально. А для того, чтобы Крым не был изолирован, нужна была «Новороссия». И тем самым изолировать Украину от моря за счет захвата всех южных территорий. И от этого еще никто не отказывался. Говорят, что идея «Новороссии» умерла... Ничего она не умерла. И мы это видим по событиям в Харькове, Одессе и другим местам. Я еще раз повторюсь: я не вижу со стороны России никаких признаков отказа от своих целей.

Насколько действуют на Россию санкции? И насколько жизненно необходима Украине военно-политическая помощь от Запада?

-  Военная помощь - это только составляющая того противоядия, которое действует на Россию. Есть пять направлений - это дипломатическое давление, экономическое (санкции), военное, информационное и, наконец, социально-экономические мероприятия, которые должны обеспечить ту солидарность и доверие к руководителям страны, за которыми мы идем. Если мы видим это доверие - мы мобилизируемся, если не видим - то «косим» от мобилизации.

Если по пяти направлениям будут происходить слаженные действия, то это истощит ресурсы нападающей страны, а после этого можно принудить противника или к капитуляции, или к наступлению. И тогда дальнейшая ситуация покажет, на каких рубежах мы остановимся. Во всяком случае, уступать Донбасс никто не собирается.

А как быть с Крымом?

- С Крымом ситуация намного сложнее: тогда мы просто не смогли противостоять тому напору, и возвращать его будет сложно. Территорию вернуть можно, а что делать с людьми? За то время, пока мы сможем вернуть Крым, я не думаю, что кто-то там будет желать вернуться в Украину. Я этого боюсь. Молодняк, который там есть и настроен условно лояльно к Украине, отправится служить в армию России и окажется где-нибудь на Дальнем Востоке, и, естественно, там и останется. В школах ученикам будут промыты мозги так, что ничего другого, помимо «русского мира», там восприниматься не будет. Вот и вопрос: кого мы собираемся возвращать?

Я не говорю, что нужно остановиться - и все, поднять ручки. Эти трудности нужно видеть, и найти шаги для их преодоления. Вернуть Крым станет возможно, когда поменяется политический режим в России. Мы вернем Крым не раньше следующего «1954 года». То есть когда начнется новая борьба культом личности «Сталина»-Путина. Тогда на этой волне произошла передача Крыма Украине...

Loading...
Loading...