Власть

Элла Либанова: С Донбасса надо выселить 250 тысяч человек

После того, как Донбасс оставила вся проукраинская элита, вернуть ее обратно почти невозможно и надо выращивать новую из садиков

25 сентября 2015, 07:30

Элла Либанова: С Донбасса надо выселить 250 тысяч человек

фото: УНІАН

Depo.ua пообщался с главой Института демографии и социальных исследований имени М.В. Птухи Эллой Либановой о ситуации на Донбассе, и что надо сделать, чтобы его вернуть в лоно Украины

Вчера в Национальной академии наук Украины был аншлаг: Элла Либанова презентовала национальный доклад на тему "Стратегия восстановления Донбасса: оценка социально-экономических потерь и приоритетные направления государственной политики". Впрочем, само выступление ограничилось довольно общими тезисами о социально-экономических проблемах региона, необходимость совершенно нового подхода в восстановлении Донбасса, а также проблемах переселенцев. В частности, Элла Марленовна в своем выступлении обратила внимание на необходимость дальнейшего переселения беженцев, которые находятся на прифронтовой территории и их жизнь подвергается опасности. Корреспонденту depo.ua удалось сфотографировать карту, где элипсами обозначены зоны, из которых усматривается необходимым выселить людей, а стрелками - как танковыми ударами - приоритетные пути для их размещения.

Елла Лібанова: Питання Донбасу не вирішити навіть за 10 років - фото 1

Количество потенциальных переселенцев, по Вашим подсчетам, живет в этой зоне риска?

- По нашим подсчетам таких граждан насчитывается около 250 тысяч, и их оттуда надо переселять. Всего же переселенцев из Донбасса сейчас около 1,5 миллиона человек. Главная проблема в том, что эти люди не хотят далеко уезжать от своих родных мест.

- Наверное, потому что подавляющее количество из них пожилые люди?

- Не только поэтому. Они считают, что если они уедут очень далеко, то им будет трудно приспособиться к новой жизни. Далеко не всегда эти опасения оправдываются, но они существуют. Стоит учитывать, что эти люди привыкли работать на других предприятиях, чем предлагает рынок труда, допустим Львовщины. Они привыкли работать в других условиях, у них другие отношения между людьми. Даже те, у кого совершенно разрушенный дом, они все равно надеются, что они вернутся.

- То есть из 1,5 миллионов человек, большинство хочет вернуться?

- Да. Особенно это касается тех, кто остались в зоне, близкой к оккупированным территориям. Существуют карты, где видно, где сконцентрированы переселенцы. Это Донецкая, Луганская, Харьковская области. Это, в меньшей степени, Днепропетровская область, но сейчас поток людей туда увеличился, поскольку изменилась ситуация с местной властью, которую люди меньше боятся. Те же, кто уехали далеко, побросали свои дома с намерением, что они туда уже не вернутся.

Здесь, мне кажется, и была главная ошибка власти: нам надо было сразу говорить людям, что это - надолго, что это - Чернобыль №2. Из-за ожидания, что они скоро смогут вернуться, многие из переселенцев не пошли работать, а теперь они уже привыкли к тому, что им что-то будут платить, то будут кормить, дадут какую-то одежду... Но с намерением вернуться мы не можем не считаться. Поэтому переселять людей туда, куда они не хотят, мы тоже не можем.

- Удалось ли вам провести исследование на оккупированной территории?

- Нет. Мы даже не стремились.

- То есть непонятно что там сейчас реально происходит?

- Совершенно непонятно. Относительно реальных настроений тамошнего населения мы практически ничего не знаем. Честно говоря, проводить исследования там опасно.

- Тема Вашего доклада - стратегия восстановления Донбасса. По Вашему мнению, как вернув территорию, таким образом провести работу с населением, чтобы Донбасс реально, а не на бумаге вернулся в Украину?

- Надо начинать с детских садов. Мы ничего не сможем сделать с теми, кому сегодня сорок. Если они выросли в ненависти к Украине, если они не хотят жить в Украине, их мы не убедим. Но нам придется с этим жить. Вот не люблю я свою соседку тетю Машу, но она является такой, какая она есть.

- Но при этом власть говорит о необходимости децентрализации. Но как раз те "сорокалетние" в таком случае и будут руководить регионом...

- Вот именно поэтому я считаю, что во всех абсолютно случаях, касающихся, в частности, децентрализации и дерегуляции, мы должны учитывать специфику Донбасса. Там нельзя делать так, как мы будем делать на всей остальной территории Украины. В то же время мы имеем все специфические методы вложить в "прокрустово ложе" требования и правила ЕС, и вложить в общую систему реформирования Украины, потому что правила на Донбассе не могут быть совсем иными, чем в других регионах нашего государства.

- По Вашему мнению, насколько реально сделать так, чтобы из 1,5 миллионов людей, покинувших оккупированную часть Донбасса, вычленить тех, кто сможет стать новой элитой Донбасса?

- Я в этом не уверена. Когда мы говорим об элите, то в первую очередь, надо учитывать ситуацию на локальном рынке труда. К тому же я не уверена, что все переселенцы захотят вернуться и смогут найти себе рабочее место в новой экономике Донбасса. Это - страшная проблема.

Первыми из Донбасса уехали представители малого и среднего бизнеса. Они это сделали еще даже до начала военных действий, успев вывести активы, деньги и тому подобное. Но они даже в страшном сне не хотят туда возвращаться. И слушать этого не хотят, когда их спрашиваешь. Мол, никогда и ни за что, хоть вы нам там постройте новые фабрики. А там и без того был очень тонкий слой среднего класса.

Поэтому сначала надо провести кардинальные изменения на подконтрольной территории. Потому что если вы думаете, что там принципиально что-то другое, то нет. Тезисы: "Россия - наше все", "вернем СССР", "мы должны получать то-то-то и то-то" - от этого нужно избавляться. Но это не произойдет не за год, не за два, ни даже за десять.

Loading...
Loading...