Государственная блокада ОРДЛО. Каким должен быть план "Б"

Действия Киева в отношении оккупированных территорий Донбасса пока не очень понимают на Западе. Поэтому нашим партнерам нужно объяснить, как все сохранят лицо, перебросив мяч на поле Путина

Основные месседжи главы государства во время Совета регионального развития можно свести к трем пунктам: вследствие блокирования оккупированных территорий Донбасса, точнее из-за "национализации" там украинских предприятий, Киев потерял последний рычаг влияния на эти территории; удар также был нанесен по отечественной энергетике, металлургии, по бюджету, созданы дополнительные риски для национальной валюты, в частности из-за этого отложили очередной транш МВФ; в этом виноваты популисты, которые хотели подарить наши земли Путину.

Из этого напрашивается несколько выводов, которые, однако, выглядят несколько неоднозначными. Вывод первый: вина за последствия блокады ОРДЛО полностью лежит на политиканах (то есть "Самопомочи" и "Батькивщине"), а государство использовало транспортные ограничения в результате "национализации" украинских предприятий оккупантами.

Вывод второй: государственная блокада ОРДЛО может прекратиться, но для этого Россия должна отказаться от политики "отжима" наших заводов и начать наконец выполнять Минск. До тех пор уступок не будет. И это сигнал, в том числе, и нашим западным партнерам, которые, очевидно, не были готовы к такому повороту.

Вывод третий: те силы, которые своими непродуманными действиями дали главарям ЛДНР и их кремлевским кураторам провести "национализацию", должны нести ответственность. В этом контексте Порошенко пошутил, что теперь Садового, Тимошенко с Парасюком и Семенченко надо отправить на переговоры с МВФ, пусть исправляют последствия своей диверсии. А упрек в адрес Парасюка, президент вообще проиллюстрировал историей в парижском аэропорту Орли, где злоумышленник схватил военного за автомат и в тот же миг был застрелен.

Месседж для Запада: блокад семенченков больше не будет

Метафоры и сравнения имеют хороший внешний эффект, но общество требует конкретики. И ее оно хочет слышать не от популистов Тимошенко и Садового, которые также говорят метафорами, а от власти, что сейчас имеет монополию на блокаду оккупированных территорий. Итак, стоит конкретизировать следующие моменты. Момент первый: как долго продлится блокада, ведь по оптимистичному сценарию, темпы развития экономики в этом году замедлятся на 1,2%, номинальный ВВП - на 25,8 млрд. грн., а инфляция ускорится на 1,8 п.п. По пессимистическому - ВВП упадет на 2,5%, а инфляция прибавит 8,5 п.п. Это нанесет очень серьезный удар по гривне. При условии затягивания с кредитом МВФ, ситуация выглядит очень неприятной. Отсюда вопрос: существует ли у власти план "Б" в случае, если Кремль откажется возвращать "отжатые" предприятия? Или еще больше усилит интеграцию захваченных районов Донбасса.

Момент второй: напомним, что Запад до недавнего времени активно осуждал блокаду Семенченко и компании, ныне же тамошние политики находятся, мягко говоря, в прострации. Вряд ли стоит надеяться, что Меркель с Олландом станут сторонниками идеи отмены блокады в обмен на ужесточение санкций против РФ. Нужно быть реалистами: в европейских столицах также хотят услышать, когда и каким образом Украина планирует завершить блокирование ОРДЛО. Им не нужна эскалация конфликта ни на востоке нашего государства, ни с Россией. Поэтому они повторяют мантру "Минск нужно выполнять". Даже, если Путин плюет на него со Спасской башни Кремля.

Момент третий: не великовата ли цена наказания популистов. С самого начала организованной ими блокады у власти было два варианта – прекратить действия блокировщиков, в том числе и силовым способом, или играть в гандизм. Видимо, учитывая нежелание плодить "жертв режима", был выбран второй вариант. Теперь в разговоре с Западом придется объяснять, что государство взялось за блокаду, чтобы оппозиционные силы и дальше не расшатывали ситуацию в стране. Такое объяснение в Берлине и Париже могут воспринять, но там захотят получить гарантию, что в будущем махновщина в Украине не повторится. А если какой-то радикально настроенный элемент снова усядется на рельсы в зоне АТО, или еще где-то, то государство будет наказывать его, а не всех граждан.

Тактика: "приземлить" проблему

Учтя эти моменты, украинская власть сможет сформулировать для себя ответ на ключевой вопрос: когда и каким образом следует прекращать государственную блокаду ОРДЛО. Или не прекращать вообще. Второй вариант имеет много минусов. Основной – опасность эскалации Россией военного конфликта. К сожалению, она реальна. Украденные предприятия не работают и не будут работать, потому что Москве они не нужны. А вот местное население, которое потеряло работу и средства для существования, нужно чем-то занять. Например, погнать его воевать. Также не следует забывать, что до очередных выборов Путина остался год. И кремлевские ястребы заинтересованы в "победоносной войне". Хотя бы маленькой. Если в Кремле придут к выводу, что Запад уж слишком недоволен Киевом из-за государственной блокады и поэтому санкций не будет усиливать, существуют риски усиления боевых действий.

Но есть и другие минусы. В случае продолжения блокады, речь пойдет не о юридическом, а о фактическом отказе от оккупированных территорий. По крайней мере, на этом будут акцентировать в Москве. Действительно, Украина не влияет ни на какие процессы в ОРДЛО, однако до сих пор существовала формула, по которой после деоккупации мы осуществляем реинтеграцию этих территорий. Несмотря на невыполнение Россией Минских соглашений, такая формула воспринималась нашими западными партнерами. Сейчас же мы поставили перед Меркель и Олландом сверхсложную задачу: согласиться с тем, что Минские статьи умерли, так и не реализовавшись, и поэтому нужно искать новый формат, или и дальше делать вид, что все происходит правильно. Теоретически Запад после соответствующей работы наших дипломатов может даже согласиться с блокадой. Однако давать деньги для закрытия дыр из-за экономических потерь там не будут.

Но можно ли выйти из ситуации без войны и имиджевых потерь? Например, ничего не мешает через некоторое время пересмотреть решение СНБО. Не отменить, а изменить под те обстоятельства, которые мы получим через месяц. Или два. К примеру, привязать завершение блокады исключительно к возвращению "отжатых" предприятий под украинскую юрисдикцию. Без увязки с Минском. Это для наших партнеров будет понятным: заводы боевики украли и тем совершили преступление мародерства. То есть, невыполнение Россией Минска – это вопрос новых форматов давления на Москву, а отказ от "национализации" – конкретный упрек, который касается данной ситуации. Тем более, в решении СНБО речь шла о временных ограничениях, а это означает, что мы в любой момент можем их снять или пересмотреть.

С одной стороны мы как бы "приземлим" проблему, а с другой - мяч окажется на поле Путина. Ему будет предлагаться простой выбор: отменить "национализацию" и вернуть статус-кво (то есть, договариваться ни о чем), или отвечать на новую реальность, которую имеем после начала государственной блокады оккупированных территорий. Этот ответ, как говорилось выше, может быть и отрицательным для нас. Однако никто сейчас не спрогнозирует, каким по масштабам будет ответ на усиление российской агрессии против Украины. А то, что она обязательно будет, сомнений не возникает.

Больше новостей политики читайте на Depo.Власть