Власть

Как Анкара с татарами утерла нос Киеву

Отсутствие стратегического осмысления вопросы о возвращении Крыма приводит к тому, что на практике Украина в этом вопросе старается идти в противоположные стороны

28 декабря 2015, 15:00

Как Анкара с татарами утерла нос Киеву

На протяжении последних недель украинско-турецкие отношения переживают настоящий расцвет. Единение идет на всех уровнях – от успешных переговоров о зоне свободной торговли и отправке торговых миссий в Анкару – и до дешевых турецких цитрусовых на прилавках украинских супермаркетов.

На этом безусловно динамичном и позитивном фоне как-то немного неприятно резанула глаз настоящих патриотов новость о том, что Министерство обороны Турции пообещало предоставить военную поддержку украинскому добровольческому батальону имени Номана Челебиджихана.

Нет-нет, речь не идет ни о F-16, ни о ятаганах. По словам одного из организаторов блокады Крыма Ленура Ислямова, батальон в составе 560 человек получит от Турции обмундирование, чтобы "охранять границы Крыма". Пока что – извне.

Впрочем, похоже, неприятно задела эта новость украинцев вовсе не потому, что турок заподозрили в желании забрать Крым себе. Хоть турецкая политика не ограничивается военной "гуманитаркой" добровольцам – Анкара, например, способствует выработке стратегии "дерусификации" Крыма в среде аналитических центров.

На подобном фоне особенно четко просматривается фактическое отсутствие в Украине сколько-нибудь адекватной стратегии дальнейшего сосуществования с Крымом.

Организаторы энергетической блокады, если анализировать официальную позицию Украины, то ли немножко герои, то ли слегка преступники. Чиновники не устают повторять о необходимости "вернуть Донбасс и Крым" – но скромно молчат о средствах.

Потому что, с одной стороны, есть официальная позиция, которая предусматривает "увеличение цены" оккупации Крыма для России, не раз озвученная украинскими официальными лицами. Эта позиция формально вполне согласуется с аналогичной политикой США и ЕС. Энергетическая, продовольственная, транспортная и какая угодно еще блокада в рамках такой позиции – обязанность государственных органов, которые выполняют ее недостаточно жестко, полагаясь при этом на энтузиастов-волонтеров. В том числе и тех, которым обмундирование направляет Турция, а не Киев.

С другой стороны, украинская власть немного менее официально, но не менее решительно констатирует тот факт, что без желания жителей Крыма и Донбасса жить в Украине реинтеграция этих территорий представляется не слишком вероятной. "Если говорить честно, то без желания людей и в Крыму, и на Донбассе жить в единой стране, разделять единые ценности и разделять ответственность – ничего не будет". Это не с сайта сепаратистов и не из речи Путина. Это заявление заместителя главы администрации президента Украины Валерия Чалого.

Проблема в том, что "увеличение цены оккупации" и "единые ценности для воссоединения" – это две взаимоисключающие стратегии. Блокада не способствует общности ценностей. Справедливости ради стоит отметить, что реалистичность первой из них показала реальность, а вторая остается, скажем мягко, чисто теоретической.

Нет, конечно, какие-то наработки относительно возможного возвращения Крыма ведутся – хотя бы и силами Национального института стратегических исследований и его руководителя Владимира Горбулина. Или, например, общественных организаций, в первую очередь – Майдана иностранных дел. Которые, как и подобает теоретикам, выдвигают различные гипотезы, и периодически ссорятся между собой. При том суть нынешних предложений сводится либо к прямому использованию вооруженной силы, либо к какому-то мифическому "увеличению привлекательности пребывания в составе Украины", которое должно сплотить жителей Крыма и обеспечить быстрое и необратимое отступление русских. Тот факт, что история пока не знает успешного вооруженного возвращение оккупированных Россией территорий – ровно как и "гуманитарного" сценария такого возврата, – теоретиков не останавливает.

Конечно, прямо признать то, что Крым потерян, вероятно, на десятилетия – неприятный удар по патриотическому самолюбию как руководства государства, так и общественности. Однако такое признание вполне могло бы стать движущей силой для далеко более эффективной государственной политики в сфере преодоления последствий этой потери.

Начиная от автономных округов, созданных специально для комфортной репатриации и реинтеграции крымских татар, в сочетании с программами сохранения и поддержания культурного наследия репатриантов, организации их самоуправления и десятков других вещей, которые нормальное государство, которое не смогла защитить своих граждан, должно было бы сделать немедленно. И заканчивая хоть каким-то практическими шагами, которые имели бы целью облегчить переезд из Крыма на материк всех, кто устал от "странного нового мира". Подобные шаги были бы куда более достойными, чем размышления на ту тему, "когда же в Крыму поймут, что с Украиной было лучше" – и бросятся с транспарантами на российских оккупантов.

А пока крымскотатарских добровольцев, которые блокируют полуостров, обеспечивает обмундированием и поддерживает Анкара. Украинцы вместо этого думают, к чему это может привести.

Больше новостей политики читайте на Depo.Власть

Loading...
Loading...