Деньги

Кто мешает Украине воспользоваться дешевой нефтью

Падение цены на нефть может стать как базой для роста украинской экономики, так и дополнительной причиной стагнации. Развитие ситуации в значительной степени зависит от правительства

12 января 2016, 20:00

Кто мешает Украине воспользоваться дешевой нефтью

Мировые цены на нефть достигли дна и начали активно "копать". Главное – на фоне опасений относительно китайского спроса на сырье, хотя и выход на рынок Ирана, и неспособность ОПЕК сократить добычу, и полдесятка других факторов играют свою роль.

Контракты на нефть марки WTI упали до $ 30,95 за баррель. Таких низких значений WTI в последний раз достигала в декабре 2003 года. Цена февральских фьючерсов на нефть марки Brent опустилась на лондонской бирже ICE Futures на 1,4% - до $ 31,10 за баррель.

Глобальная экономическая реальность меняется, и изменения эти, по мнению экспертов – как минимум на среднесрочную перспективу. Соответственно, просто "переждать" их не удастся – следует приспосабливаться.

Тем более, что украинская экономика имеет значительный потенциал для роста именно при низкой цене на нефтепродукты. Хотя подобная ситуация таит в себе и определенные опасности.

Сначала – собственно, об опасности. Падение цен на нефть – не самодостаточная прихоть рынка или геополитических игр. Это результат сокращения темпов роста мировой экономики, и, как следствие, сокращение даже не спроса – а прогнозов относительно спроса на энергоносители. Вызванного, в первую очередь, неспособностью Китая продолжить свой экономический рост в прежнем темпе. А возможно – даже угрозой незначительного сокращения китайской экономики, которая хорошо заретуширована китайским правительством.

Поэтому падение цен на нефть сопровождается падением цен и на другое сырье. Учитывая роль стали, железа и железной руды в структуре украинского экспорта, такое падение может стать ощутимым ударом по украинской экономике. Впрочем, угроз для этой сферы не так много – поскольку падение цены на мировых рынках сопровождается падением себестоимости горно-рудной промышленности как через удешевление энергоносителей, так и благодаря падению курса национальной валюты, что, по умолчанию, играет в пользу компаний, которые платят зарплаты в гривне, а доходы получают в долларах. Кроме того, падение стоимости железной руды должно было бы, по логике, подтолкнуть украинских олигархов к более глубокой переработке продукции горно-рудной промышленности, включительно с, страшно сказать, инвестициями в тяжелое машиностроение. Впрочем, в условиях украинской экономической реальности подобные идеи выглядят скорее как элемент фантастики, а не экономической стратегии.

Зато другая ключевая отрасль украинского экспорта, сельское хозяйство, от падения цен на энергоносители только выиграет. Точнее – может выиграть, даже не смотря на определенное проседание цены на зерновые.

Конечно, падение цен на нефть делает практически нерентабельным выращивание сельхозпродукции для дальнейшей переработки на биотопливо. Впрочем, Украина никогда и не была заметным продавцом данного вида продукции. Были амбициозные планы образца 2008 года о наращивании площадей под биотопливо до 2 млн. га – но реальные площади как были в десять раз меньше, такими и остались, спешно перепрофилируясь сейчас под зерновые и кукурузу.

Зато для всех остальных видов сельхозпродукции падение цен на топливо, которое в разных хозяйствах и для разных культур составляет от 12 до 25 процентов себестоимости выращивания продукции – отличный способ стимуляции экспортной активности. Теоретически. Поскольку падение цен на нефть, как наверное уже заметили все без исключения граждане страны, почему-то не сопровождается значительным удешевлением горючего. Безусловно, стоимость нефти – не единственный компонент себестоимости бензина или дизельного топлива, но ее трехкратное снижение имеет какое-то уж слишком косметическое воздействие на украинскую реальность. Что вызывает обоснованное подозрение в том, что падение цен на нефть станет "золотым временем" не для сельхозпроизводителей, а для нефтетрейдеров и владельцев НПЗ.

Здесь и открывается широкое поле для правительственной деятельности. На котором экономически полезные действия можно совместить с политически приятными – наподобие тщательной проверки Кременчугского НПЗ. Или заявление Коломойского в "вымышленном журналистами интервью" о том, что Яценюк – лучшая гадюка из всего украинского правительственного гнезда – это разновидность индульгенции?

Впрочем, не только – и не столько – в Коломойском дело. Проблема заключается в том, что ради прибыли узкого круга людей (нефтетрейдеров и владельцев НПЗ) страдает отрасль экономики, которая могла бы стать экспортным локомотивом Украины. Поскольку спрос на продукты питания – в отличие от нефти или железной руды – гораздо менее эластичен. И что бы не произошло с китайской экономикой, кормить население Пекин будет до последнего.

Больше экономических новостей читайте на Depo.Деньги.

Loading...
Loading...