Жизнь

Рожденные в депортации: Как Крым встретил татарских репатриантов

Что крымские татары, которые родились в депортации, знали о Крыме, и как их встретила обетованная земля предков

18 мая 2016, 10:30

Рожденные в депортации: Как Крым встретил татарских репатриантов

Дети и внуки депортированных крымских татар рассказали журналисту depo.ua, что они знали о Крыме из рассказов родителей и как родная земля встречала репатриантов.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 1

Когда крымских татар вывозили, было 18 мая. Невероятно сладко, заморскими конфетами пахли фруктовые деревья. В открытых окнах танцевали с ветром шторы.

Как марама на бабушке.

... Женское покрывало марама валялось на полу, скомкано и оклеветано, как бабушкина жизнь.

18 мая целый народ из теплого цветущего рая, где пахло морем, кофе и фруктами, смяли, запихнули в грузовики и отправили в ад.

Более 30 лет крымские татары жили надеждой, что вернутся. Молились и мечтали, строили дома и мечтали, кормили детей и мечтали, что отвезут их на родную землю. И что сами там, по крайней мере, ... будут похоронены.

"Yaşlığıma toyalmadım / Men bu yerde yaşalmadım" ( «Я не могла провести свою юность там, потому что вы забрали мой мир») - это строчка из песни Джамалы на «Евровидении». Тот, кто в 1944 году был молодым, вернулся в родной Крым посидевшим.

Крымские татары, родившиеся уже в депортации, росли под рассказы о Крыме, которого никогда не видели. Представляли вместе со взрослыми, как однажды попадут в это волшебное место, расставят вещи в своем родном доме, и дальше только счастье будет в их жизни.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 2

В родном Крыму их ждали ненависть, нищета и бетон. Одни стены строили - у каждого крымского татарина есть история о десятилетии строительства своего маленького дома. Другие стены ломали - у каждого крымского татарина есть история его биения о стену всеобщей ненависти, страха и непонимания. Десятилетиями коренной народ Крыма не мог получить землю, устроиться на работу. Вчерашние начальницы превратились в уборщиц, начальники - на водителей. Руководители отделов торговали овощами на рынке, жили в палатках, которые отапливались дровами.

Но все равно строились, как тот кум Тыква с "Чиполлино", отказывая себе во всем ради лишнего кирпича, учили детей своему языку и не меняли фамилии "на более благонадежные».

Вгрызались в землю. Ибо это их земля. Потому что бабушка перед смертью говорила: только когда смелю кофе на крыльце своего дома в Крыму, выпью - только тогда спокойно умру. И не дожила.

Потому что нужно поставить на полку в кухне у окна ее къаве дегермен - медную ручную мельницу для кофе, а за окном пусть растет белая шелковица. Как когда-то в доме, от которого даже фундамента не осталось.

Это истории крымских татар, которые осуществили мечту своих предков и вернулись в Крым, о том, каким они его видели, и как оказалось на самом деле.

БАБУШКА ПОМОГАЛА ПАРТИЗАНАМ. ЕЕ ДЕПОРТИРОВАЛИ

"Бабушка со стороны мамы рассказывала, что из фруктовых садов, в которых они работали, отправляли вкусные сорта яблок и груш в Москву. Каждую грушу и яблоко отдельно заворачивали в бумагу. И настолько это было непривычно для нас, в бедные советские времена ...» - вспоминает Эрфан Кудусов, владелец арт-салона крымско-татарских мастеров.

Он родился в Узбекистане, а его корни - из сел Бешуй Симферопольского и Къадыкой Белогорского районов.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 3

Эрфан Кудусов

Бабушка Эрфана в Крыму была партизанской связной

"У одного из партизан было фамилия Черный, - рассказывает Эрфан. - Бабушке тогда было 18-20 лет и она частенько ходила пешком из дома в деревне Бешуй, это в заповеднике под Симферополем, до Симферополя. В районе поселка Бешуй было много лесных массивов и там было много партизан, судя по всему. Но ее участие в антифашистской деятельности во время войны все равно не спасло от депортации".

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 4

Советская власть отблагодарила девушку тем, что вывезла ее как скот в вагоне в Узбекистан.

Ерфан в Крым впервые попал 1980 году, ему тогда было 12. Но даже через 36 лет он помнит эти эмоции.

"Восторг, сплошной восторг, - вспоминает Эрфан. - Для мальчика из Узбекистана это было фантастическое место! Правда я приехал, как турист и не видел мест, где родились мои бабушка, отец, другие родственники. Второй раз посетил Родину уже студентом. Тогда в Москве прошел крымско-татарский митинг за права народа, уже было много информации о нашей истории, и я сознательно посетил места, где жил мой род. Оказалось, что поселок Бешуй снесли под корень, даже следов фундамента не осталось "

Через год наш визави переехал в Крым навсегда. Вместе с мамой купил квартиру, но работу найти не мог - 22-летнего крымского татарина с высшим образованием не хотели видеть в госучреждениях.

"Вызвал к себе крымский областной прокурор и говорит: " прости, сынок, но у нас негласное указание - крымских татар не принимать в прокуратуру ". То же самое было в СБУ, МВД, судах, других государственных органах. Исключения случались, но очень редко и только для того, чтобы потом показать, мол, у нас есть крымский татарин, мы никого не дискриминируем ", - рассказывает он.

После аннексии Крыма новому поколению крымских татар опять пришлось покидать родные земли. Не в вагонах для скота, но и не по собственному желанию. Сейчас он живет в Киеве, пытается популяризировать в столице Украины культуру крымских татар.

На руинах поселка Бешуй соберутся почтить память предков те, кто еще не уехал. Если позволит новая "власть".

"У НАС БЫЛО ЧЕТЫРЕ ДОМА И МНОГО ЗЕМЛИ"

"В детстве мы очень много слушали: о красоте и депортации, и боли ... Смотрели на фотографии своего дома".

"Гайка", "татарская амазонка" - Гайде Ризаеву многие знают как активистку Майдана и участницу общественной блокады Крыма. Отчаянная молодая женщина с пистолетом.

Родись она сто лет назад, ничего тяжелее иглы в руках не держала бы - родственники Гайде принадлежали к Ялтинской аристократии.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 4

Гайде Ризаева

В 1929 году семью ее бабушки Радифе раскулачили, увезли из Ялты на Урал и бросили среди леса. Сестра Радифе через сорок дней умерла от переохлаждения, брата, когда он пошел в лес за дровами, съели волки.

Умерла бы наверное и Гайкина бабушка, но советская власть разрешила вывезти с Урала детей, и Радифе снова попала в Симеиз.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 6

Один из домов, принадлежащий семье Гайде

Оттуда 20-летнюю девушку через год депортировали в Узбекистан. Везли 26 дней: полные вагоны почти обезумевших от горя, голода, жажды, вшей и грязи людей.
Радифе-ханум выжила и дожила до того дня, когда привела внучку показать родной дом.

Плакала, касалась загрубевшими руками теплого камня. Мечтала взять горсть земли со своего двора и поселиться где-то так, чтобы его хоть издалека видно было.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 5

Бабушка Радифе

Когда в семье Радифе было 14 гектаров земли и четыре поместья. Возле бывшего родного дома ей даже ста метров не дали.

"Наконец, мы получили четыре сотки в Симеизе, но в другом месте, далеко от того, где когда-то стоял наш дом у моря. Это все очень больно, но мы были счастливы, что будет свой дом, - вздыхает Гайде. - И вот только встали на ноги, как теперь аннексия"

ЖИЛИ В ПАЛАТКЕ, ДОМА НЕ БЫЛО

"Бабушке тогда было пять. Она не рассказывала мне про Крым, она рассказывала о депортации", - семья Эвелины Арифовой, активистки "Кулинарной сотни" и общественной блокады возвращалась в Крым почти пятьдесят лет.

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 8

В 1944 ее семью депортировали из Бахчисарайского района на Урал.

"Родителей моей мамы вывезли из села Керменчик. В семье было 13 детей. Ильми Умеров, которого сейчас преследует ФСБ, также из этой династии, он мне дядя, - рассказывает Эвелина. - Потом семья бабушки перебралась с Урала в Узбекистан, затем попытались уехать в Мелитополь – ближе к Крыму. Но не получилось, вернулись в Узбекистан, там родилась моя мама, потом мы с сестрой".

Народжені в депортації: що чекало на кримських татар в рідному Криму - фото 7

Эвелина Арифова

В Крым семья вернулась, когда Эвелине было 10 лет. В селе Высокое уцелел двухэтажный особняк семьи Умеровых, но их даже посмотреть на него изнутри не пустили. Пришлось селиться в чистом поле и начинать все с нуля.

"Приехали в Тенистое Бахчисарайского района, начали строить дом. Жили в поле, в палатке, дома не было. Потом построили времянку, жили без электричества, газа, дорог. Потом переехали в Симферополь, - вспоминает она. - Очень тяжелые были времена".

Бабушка Эвелины Алиме Умерова мечтала хотя бы умереть в Крыму, но похоронена в Узбекистане. Это ее двухэтажный дом достался чужим людям. Вторая бабушка дожила до возвращения на родную землю, однако дом, откуда выгнали 5-летнюю напуганую девочку, не уцелел. "Yaşlığıma toyalmadım. Men bu yerde yaşalmadım ..."
"До геноцида Крым был в основном крымско-татарским. Крымско-татарский язык был государственным и русский, все поселки и улицы имели крымско-татарские названия. Геноцид начался в 1938 году. Сначала российские моряки порезали на куски и выбросили в море президента Крыма Номана Челебиджихана. Затем уничтожили интеллигенцию, расстреляли мужчин, а женщин и детей отправили в ссылку. Кого не успели - утопили в Черном море в районе Арабатской стрелки с. Стрелковое и в районе Ялты, - рассказывает Эвелина. - Сейчас история повторяется. В Крыму уже раздают листовки о массовой эвакуации, ФСБ будет провоцировать проукраинских крымчан на массовый выезд. Происходит аналогия с 1938 годом ".

Земля обітована: що народжені в депортації дізналися про рідний Крим - фото 1

Больше новостей о событиях в Украине и мире читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...