Жизнь

Тот самый Валера Ананьев из ВДВ: о том, почему ушел из армии, самом большом страхе в жизни, и девушке своей мечты

Звезда YouTube, секс-символ АТО – десантника Валеру хорошо знают в Интернете, узнают на улице, а девушки засыпают его комплиментами по sms

10 ноября 2016, 17:00

Тот самый Валера Ананьев из ВДВ: о том, почему ушел из армии, самом большом страхе в жизни, и девушке своей мечты

Полгода назад он вернулся с фронта и 10 октября официально перестал быть военным.

Его "Заявление десантника Валерия Ананьева" собрало сотни тысяч просмотров, как и видео с передовой: о взятии Славянска, результатах боев, обстрелах, и армейской жизни. Все время в АТО Валера вел видеоблог, пытаясь показать армию как она есть: не преувеличивая ужасы войны и не приуменьшая недостатки командования.

До осени 2014 года он был контрактником, когда началась война мог уволиться, но представил, как это он будет дома, пока другие воюют, и не смог. Вместе со своей 25 бригадой освобождал Славянск и Жданов, принимал участие в боях за Углегорск, Шахтерск, Доброполье, Краматорск, Коммунар и Дебальцево. Механик-водитель БМД, несколько раз чудом выжил после того как по БМД попал снаряд из РПГ.

Он решил, что будет служить, пока его хватит. С радостью замечал, что командование начало адекватнее относиться к солдатам. Что улучшается обеспечение. Он посвятил ВДВ почти всю свою взрослую жизнь... И уволился.

Журналисту Depo.ua Валера рассказал, почему ушел из армии и чем планирует заниматься дальше.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 1

Ему было трудно в мирном городе. По привычке пристально всматривался в лица прохожих, пытаясь запечатлеть в памяти каждого. Прогулки становились изматывающими. Со смешанными чувствами смотрел на детей. Детей во время войны очень долго не видел.

За полгода к гражданке он почти привык, но время от времени "накрывает". Напоминают о себе две контузии. Куча проблем со здоровьем, воспоминания, страшные и смешные, и всеукраинская известность. С таким багажом 23-летний Валера Ананьев вернулся к мирной жизни.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті, та дівчину своєї мрії - фото 2

ТРИ МЕСЯЦА В УЧЕБКЕ БЫЛИ ТЯЖЕЛЕЕ, ЧЕМ ДВА ГОДА НА ВОЙНЕ

- Ты сразу после школы в армию пошел?

- Я же был патриотом. Считал, что высшее проявление патриотизма - это пойти служить своей стране, хотел, чтобы родители мной гордились. 14 июля мне исполнилось 18, а 15-го я уже был в военкомате и писал рапорт, что хочу служить в ВДВ.

- В твоем видеообращении говорится о том, что ты уходишь из армии через долбое...зм. Но разве его не было, когда ты пришел? Он же всегда был, как бы не привыкать...

- Все люди в армию идут с какой-то идеей. И от того, насколько сильно ты себя накрутил, зависит, как скоро ты разочаруешься. Разочаровываются все. Неважно, офицером ты пришел, или солдатом, на срочную службу или на контракт. Вот я очень сильно себя накрутил, и если кому-то хватало пару месяцев, чтобы разочароваться, мне понадобился год. Я верил, что стану офицером, и я буду нормальным офицером, но когда пришло время поступать в вуз, я уже понял, что не хочу связывать свою жизнь с этим.

- Наша армия до войны - это действительно как в анекдотах: квадратное катим, круглое носим?

- Ну, смотри, наши армейские будни: понедельник – командирский день, полдня строевая подготовка, среда – резиновый день, химзащита. Надевали резиновые костюмы, противогазы и в этом бегали почти ничего не видя (ибо очки в противогазах запотевали от дыхания). Четверг – стрельбы и управление машиной, суббота – парко-хозяйственный день, занимались уборкой, траву косили, бордюры красили. Это была обычная служба вплоть до 2013 года, когда начались реформы в армии и мы стали каждый день учиться военному делу. Бордюры уже никто не красил.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 1

А перед этим была учебка. Так вот, три месяца учебки были в морально-психологическом плане тяжелее, чем два года войны. Мы очень мало спали, очень мало ели, и очень много работали, ходили и бегали. Работали столько, что переставали воспринимать реальность, делали все на автоматизме. Когда надо было просто много ходить, это было большое удовольствие, потому что не надо было работать. А ходили мы долго, по 40 километров. Когда я ходил, это было круто, потому что я мог думать о чем-то своем. Было приятно просто о чем-то своем думать.

- Эти издевательства принесли какую-то пользу, когда ты попал на войну?

- Война после этого для меня вообще была как конфетка! Жить в танчике (БМД – бронированная машина десанта) полгода, ну и что? Зато я сам. Серьезно, три месяца учебки были сложнее, чем все то время, что я провел на войне.

- Много было у вас в 25-й бригаде ребят, которые уехали из армии только началась АТО?

- В июне 2014-го я подхожу к ребятам, говорю – пацаны, а что такое АТО? Они говорят – АТО? А кто его знает. Где ты такое услышал? Идем к командиру, он говорит – так это мы в АТО.

- Ты не шутишь сейчас?

- Абсолютно честно говорю, мы только в июне узнали, что наша война называется АТО еще с 17 апреля. Мы всегда считали, что мы на войне. Хотя на самом деле какая разница, как все это называть...

В начале АТО у нас много личного состава перешло на сторону "ДНР-ЛНР". Дезертировали, с позиций уходили, из частей убегали - много кто в части был родом с Донетчины и Луганщины.

- То, как ты представлял себе войну, совпало с реальностью?

- Мне было все равно, я и шел в армию воевать. Даже взятку платил, чтобы попасть в Африку на ротацию. Сдали одному по 300$, а он нас кинул.

Ну, на войну я все же попал. Я после этого осторожнее отношусь к тому, о чем мечтаю (смеется).

ФИЛЬМ УЖАСОВ, ОБСТРЕЛЫ И ПЕРЕСТРЕЛКА ЗА ЕДУ

- Есть стереотип, что война - это постоянная стрельба и беготня. На самом деле, война - это уйма свободного времени, которое некуда девать. Особенно в первый год  – пожалуй, ни одного такого года не было, когда бы я прочитал столько книг, сколько в 2014. У меня на телефоне уже и закончились книги, я "Солярис" два раза подряд читал.

- А с питанием как?

- Его не было. Даже сухпая иногда. В 2014 году, когда мы стояли на Краматорском аэродроме, у нас полтора месяца не было еды. Ели жидкую кашу три раза в день. Потом каша кончилась и мы пили воду. Потом стала заканчиваться вода, и нам давали по полстакана чая. Когда вода закончились совсем, мы ее доставали из пожарного колодца. Ели сухари, галеты. А еще нам раз в два дня давали банку сгущенки на двоих. Это было невероятно вкусно! Залезаешь в машину, включаешь на телефоне книжку, читаешь и пьешь сгущенку...Счастье...

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 2

Мы ее еще пробовали варить, но оно было такого качества, что вместо превратиться в ириску, становилось какой-то черной жидкостью.

Иногда нам пытались сбросить еду с самолета – вертолеты тогда уже сбивали. И вот однажды летит на парашютах наша посылочка, и мы видим, как несколько ящиков уносит в сторону города. Сепары начинают ехать за этими ящиками. И мы едем. Начинается перестрелка за ящики с продовольствием. Мы их отбили, радуемся – класс, еда, поедим!

Открываем, а там патроны, с...ка.

А  как-то мы договорились с таксистами, скинулись и они нам привезли кур. Мы их жарили на костре. И я ем, и чувствую, что уже наелся, но помню - завтра опять нечего жрать будет, и ем дальше. Я так наелся, даже заснуть не мог! Но я не жалею (смеется). В остальном было классно: вечер, лето, жара. Мы сидели с наводчиком на горячей бетонной плите: в трусах, резиновых шлепках, автоматы рядом (у нас был пост), варили чай из трав, которые я собирал в поле, ели галеты и разговаривали. И я тогда уже знал, что буду скучать по этим дням.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 2

Полтора месяца мы проспали в танчике вдвоем: наводчик в башне, а я - на месте механика. В 40 метрах в другую сторону пост, 100 метров за нами – казарма. Время от времени по нам били из минометов и агеесов. Чтобы сепарам было сложнее выбирать цели, нам как-то приперли старые поломанные "Уралы" и я себе обустроил спальное место в кабине одного из них. Следующие две недели я там жил как бог.

И вот как-то лежу я, смотрю фильм ужасов на телефоне, как вдруг начинается минометный обстрел. Мне так страшно в жизни не было! Ну, просто совпал самый страшный момент в фильме с этими минами!

Оделся, обулся, вылез и перебежками к блокпосту. Там никого. Все в окопе. Гранату брось туда и все! А за нами казарма и 40 человек личного состава. Отругал их, разогнал на позиции, залез в дот, пью сгущенку и думаю: вот если сейчас прилетит мина, то будет очень больно, ибо дот не вкопан. Страха смерти никогда не было.

- Никогда не боялся?

- Только когда то кино смотрел. "Паранормальное явление", первая часть - это самый страшный фильм, который я когда-либо смотрел, особенно в сочетании с внезапным обстрелом (смеется). Дважды в мои БМД попал снаряд из РПГ, а мне ничего.

Я вообще счастливый парень: насмотришься на сгоревшие машины, на пацанов без головы, а я еще и бой тогда закончил, и только с контузией. Я тогда решил, что бессмертный и ребятам говорил: кто со мной будет в машине, тот не погибнет. Так и было.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 3

- Видимо, мама договорилась с кем-то, кто на небесах

- Не знаю... С папой... Он уже на небесах.

- Не думал, что у тебя, может, какое-то высшее предназначение?

- Я для себя решил, что нет в жизни никакой высокой цели. Когда с человеком утром завтракаешь, а после обеда уже его по кускам собираешь, как-то иначе относишься к жизни. Я был православный, теперь - атеист. Вообще тема религии и веры на войне очень часто поднимается, там все становятся очень религиозными. Но когда я обсуждал вопросы веры с этими религиозными людьми, все они начинали очень злиться и ругались со мной. Я не понимал, как это религиозный человек, а такой злой.

И как это – жить по совести? Кому-то совесть позволяет детей резать и женщин насиловать... Я верю, что человек не должен оскорблять других людей. У каждого должна быть своя зона комфорта, и ты должен не нарушать ее.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 6

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИЗМЕНИЛОСЬ, А ДОЛБОЕБ...ЗМ ВЕРНУЛСЯ

- Ты рассказывал, что волонтерить еще во время войны начал 

- В 2014, когда ко мне только пришла популярность, мне начали писать разные люди. Мы как раз только освободили Краматорск и ни у кого ничего не было, все вещи сгорели во время обстрела. Написал у себя на странице, мол, если кто может помочь с экипировкой, то помогите, пожалуйста. Ответил один человек, второй, третий, и так через меня в бригаду по полтора года прошло два миллиона гривен. Но командование части восприняло это вообще не радостно. В их понимании писать в Интернете о том, что происходит внутри части - это что-то невероятное. Вот я пишу, где что-то не так. А они читают, понимают, что это их недостатки и злятся.

А меня злило, когда в "Фейсбуке" читаешь, что у нас все есть, потом смотришь – рваный броник, каска времен второй мировой. Так нас собрали в Краматорск.

- Бытует мнение, что волонтеры напрасно взяли на себя обязанности обеспечивать войско и из-за этого государственные службы должным образом не работают. Потому что волонтеры и так все привезут. Ты согласен?

- Раньше волонтеров не было и чиновники воровали. То почему сейчас, если волонтеры перестанут помогать, чиновники перестанут воровать?

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 5

- Армия изменилась за это время?

- Да

- Как изменилась?

- Обеспечение стало лучше, коррупции стало меньше "снизу". Вот наш начфин бывший, он в бегах. Когда война началась и стали поднимать части по тревоге, всего стало резко не хватать. Ни денег, ни вещей. Раньше, чтобы получить подъемные, матпомощь, надо было заплатить четверть той суммы, которую тебе должны были дать, чтобы тебе выдали остальное. Сейчас все начисляют нормально. Формы если раньше за 2,5 года давали только один комплект, теперь выдают четко все, что имеют. Качество так себе, но оно есть, все дают. Появились свои каски, броники, автоматы начинают модернизировать. Понятно, что первый блин всегда комом, особенно когда это на уровне государства и в таких масштабах. Но я надеюсь, что реформы будут внедряться и дальше будет становиться только лучше.

- Так чего же ты тогда ушел?

- Потому что обеспечение стало лучше, а люди остались те же. Когда началась война, до офицеров стало доходить, что они без солдат – никто и отношение становилось соответствующее. Командир, с которым я пробыл полтора месяца - капитан Андрусик, для меня эталон офицера. Он с нами копал, дежурил – все с нами делал, и вместе с тем, мы его уважали. И в моей части офицеры стали немного проще себя вести. Но когда в 2015 году война немного поутихла, старые контрактники ушли, пришли новые солдаты, офицеры начали обращаться с новичками как с нами раньше. Солдат – говно и не имеет своего мнения. Меня такое отношение не устраивает. Я не говно, я человек, и мы не в советской армии, где солдат - это мясо. Я понимаю, что смерть солдата - это статистика, но она статистика для тех, кто там. А для тех, кто рядом - комбат, ротный - такого отношения не может быть, потому что все мы в одной жопе.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 4

- Как это изменить?

- Для начала надо отправить на пенсию преподавателей военных академий, потому что офицер уже из академии приходит с советским менталитетом и уверенностью, что солдат - не человек.

К счастью, по офицерам, которые в начале войны были командирами взводов, а сейчас стали ротными, я вижу, что армия начинает меняться. Думаю, лет через 10 все точно станет лучше.

- Не скучаешь по армии?

- Я думал иногда, что, может, надо было остаться, а потом вспоминаю этот идиотизм, когда, например, мороз, а мы стоим час на плацу, ждем пока комбриг решит прийти со штаба на построение и понимаю, что правильно сделал.

 Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 9

Я БЫ ХОТЕЛ ВСТРЕЧАТЬСЯ С ДЕВУШКОЙ, КОТОРАЯ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО Я ЗА ПЕРСОНАЖ

- Ты уже полгода на гражданке. Чем занимаешься и кем себя дальше видишь?

- Сейчас работаю с медиаконтентом, разрабатываю рекламные кампании, снимаю ролики. Я в соцсетях сидел с начала войны, изучил все эти механизмы, знаю, когда сообщения лучше публиковать, как что делать. Мне нравится заниматься чем-то творческим и вроде удается.

- Девушки  письмами до сих пор заваливают? Написать, что уже нет потребности в поклоницах?

- (смеется) Когда я получаю сообщение: "ты красивый", оно так и висит в непрочитанных. Я бы хотел встречаться с девушкой, которая не видела ни одного моего ролика. Которая не знает, что я, скажем так, медийный персонаж. А потом бы она посмотрела на мои лайки, кучу просмотров и удивилась бы. Очень люблю удивлять людей.

Той самий Валера Ананьєв з ВДВ: про те, чому пішов з армії, найбільший страх в житті та дівчину своєї мрії - фото 5

   - У тебе есть видео, где ты общаешься с детьми, которые, видимо, и станут со временем взрослым населением региона. С ними властям предстоит налаживать коммуникацию. А у каждого же есть ватные родственники, а у многих брат или папа погиб за "ДНР". Какое будущее ты видишь для Донбасса, который воевал?

- У них там все милитаризированное и православное. На 1 сентября выступают поп и какой-то военный чувак. Дети уже растут во всем этом, они не анализируют информацию и все что к ним приходит, они усваивают. Печальное у них будущее. Война еще продлится лет 10 и потом будет как в Приднестровье.

- А как нам возвращать Донбасс и Крым, если там столько людей со "сломанными" мозгами?

- Мы из истории знаем, что все территории постоянно к кому-то переходили. Но поколения меняются, а земля остается. Территория Донбасса будет существовать и через 10 лет, и через сто, а люди будут рождаться новые.

Больше актуальных новостей читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...