Жизнь

Медик из Луганска о врачах-преступниках, работе для 70 переселенцев и маленькой Швейцарии в "ЛНР"

Врач из Луганска Михаил Мищенко основал в Киеве сеть медицинских центров MediLand, создав десятки рабочих мест для людей, бежавших от войны

20 сентября 2016, 19:00

Медик из Луганска о врачах-преступниках, работе для 70 переселенцев и маленькой Швейцарии в "ЛНР"

фото: Мищенко Михаил / Facebook

Главный врач 7-й больницы Луганска Михаил Мищенко на захотел выполнять преступные приказы сепаратистов и из-за угрозы жизни был вынужден покинуть родной город. Переехав в столицу, мужчина занялся собственным масштабным проектом, в котором занял своих бывших коллег.

Причем убежать от войны помог не только высококвалифицированным врачам, но и сестрам-хозяйкам.

Мищенко рассказал depo.ua как осмелился покинуть оккупированный Луганск, с какими сложностями сталкиваются переселенцы в Киеве, и как сделать проект, от которого будут в восторге инвесторы.

- Михаил, расскажите, как решили переезжать в Киев?

- В тот период активно шли боевые действия, практически каждый день выезжало по врачу. Я уехал, потому что возникла непосредственная угроза моей жизни. Боевики делали из войны спектакль – обстреливали мирных граждан, а потом списывали все на ВСУ, поддерживали истерию в обществе. Администраторов лечебных учреждений собирали на "совещания" - давали указания, какие делать пометки в историях болезней. Приказывали писать, что пациенты пострадали от обстрелов украинских бойцов. Шла массовая фальсификация.

В президиуме этого собрания были граждане России – три-четыре человека из Москвы. Среди них наш – "министр здравоохранения ЛНР" Виктор Бабасинян. И вот они выдавали инструкции...

Я сказал своим людям, мол, будут такие требования, но вы пишите по факту – перелом, сотрясение мозга, ранения. А описывать, почему так произошло – не дело врачей. Сказал абстрагироваться от ситуации, выполнять свою работу и не писать левых вещей. На тот момент к моим словам прислушались. Но впоследствии я узнал, что на меня донесли. Боевики говорили: врачей не хватает, пока трогать не будем, но это пока...

- И тогда решили начать новую жизнь в столице?

- Я и еще несколько людей просто уехали в отпуск. У меня были заранее заказанные билеты. Все думали, что едут на месяц – потом Луганск освободят, и мы спокойно вернемся. Поэтому просто отправились по спланированному маршруту . Каждый день следили за ситуацией, думали – вот-вот ВСУ победят. А когда уже приехали в Киев, произошел Иловайск. Мы поняли, что возвращаться домой нет ни желания, ни смысла.

Медик з Луганська про лікарів-злочинців, роботу для 70 переселенців і маленьку Швейцарію в "ЛНР" - фото 1

ПРИВЕЗЛИ ИЗ ЛУГАНСКА И ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ВРАЧЕЙ, И СЕСТЕР-ХОЗЯЕК

- Нашли работу в Киеве, прежде чем начать свое дело?

- Мы уже начали свой проект в Луганске, поэтому здесь сразу начали реинкарнироваться, посвятили себя стартапа. Некоторые врачи трудоустраивались на несколько месяцев, пока мы занимались организационными вопросами. А некоторых девушек мы забрали уже по ходу дела. На самом деле мало кто будет нанимать сестер-хозяек с другого конца страны, а мы их перевезли, потому что это наши люди. Стараемся помогать друг другу. Сейчас у нас трудоустроилось 60-70 медицинских работников из Луганска.

- Бывало, что люди снимали одну квартиру на несколько семей?

- Было и сейчас есть. Люди как-то объединяются... Тогда была еще более гнетущая атмосфера, людям с Востока не хотели сдавать жилье. Сейчас отношение смягчилось, но цены душат. За квартиру просят 6-7 тыс. Вот и посчитайте, сколько должна зарабатывать семья, если есть дети, и их надо обучать и кормить. Государство дает помощь в 400 грн, но это ничего не решает. А хотелось бы, чтобы люди, которые работают, имели большую поддержку. Это же не как с беженцами на Западе – переехала огромная семья, и все живут на гигантские выплаты, ничего не делают. Наши люди стараются, но стабильности добиться пока не сумели. Это грустная история. Всем трудно, как и в первые дни. Сейчас исчезли напрасные надежды, а материально легче стало единицам.

- Ранее вы рассказывали о враче, которого похитили боевики, а потом родственники нашли его в подвале, избитого и с простреленной ногой... Как сейчас сложилась его судьба? Он работает с вами?

- Он работает в другом мирном городе - слава Богу, все хорошо. Хотя, пожалуй, такое не забывается. Ужас в том, что человек был на своем месте, работал, но озвучил свое мнение, и его причислили к врагам. Похитили и издевались просто за то, что у него была своя позиция, он дал оценку действиям боевиков... Вот что там на самом деле происходит...

Медик з Луганська про лікарів-злочинців, роботу для 70 переселенців і маленьку Швейцарію в "ЛНР" - фото 2

СТРОИТЬ КАРЬЕРУ С ТЕРРОРИСТАМИ – ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ

- Вы работали в государственной клинике. Пожалуй, было трудно переходить в частную медицину, к тому же, возглавлять проект...

- Я с 2000-го года работал в частном секторе, потом меня пригласили на должность главного врача. Я выполнял менеджерскую работу – должен был добиться, чтобы государственная клиника по уровню услуг, дружелюбию и комфорта достигла уровня частной. И все это при малом бюджете. Сначала я старался, чтобы на больницу выделили деньги. Потом – чтобы вклад был небесполезным. То есть, не просто "отремонтировали и забыли", а чтобы продолжалось развитие без дальнейших вливаний. Чтобы услуги осуществлялись оперативно, учреждение реагировало на вызовы времени. Мы добились того, что в терапевтическом отделении могли оказать пациенту первую медицинскую помощь, быстро обследовать, направить в профильное учреждение. К сожалению, сейчас все это зарастает мхом.

- А что там сейчас происходит?

- Я бы назвал это деградацией. Сидят на наших достижениях, дальше не двигаются, кадровый потенциал очень пострадал. Сама атмосфера, конечно, нездоровая.

- Человек, который занял ваше место, за советом не обращался?

- Там были сложные интриги. Больница считается престижной, и желающих на мою должность было много. Сначала место досталось человеку, который работал со мной – она попыталась использовать ситуацию в пользу карьеры. Потом пришла женщина, которая еще до войны решала вопросы здравоохранения в горсовете...

Я считаю, когда люди берут посты из рук террористов, это преступление. Одна ситуация, когда ты остаешься на своем месте и работаешь врачом или зав отделением. Совсем другое – когда строишь карьеру с террористами. Между этими ситуациями пропасть. Поэтому никакого общения между нами нет. К тому же давать советы из Киева людям, которые сейчас в оккупации, не корректно. Я свел общение с коллегами к минимуму – в том числе, чтобы не подвергать их риску.

Медик з Луганська про лікарів-злочинців, роботу для 70 переселенців і маленьку Швейцарію в "ЛНР" - фото 3

РАНЬШЕ УГОВАРИВАЛИ ВОЗВРАЩАТЬСЯ, ТЕПЕРЬ – САМИ ПАКУЮТ ЧЕМОДАНЫ

- В чем новаторство вашей идеи с сетью медицинских центров?

- В медицине пытаться изобрести велосипед – это утопия. Просто мы поставили задачу предоставлять людям качественные услуги по доступным ценам. Уже сейчас при должном качестве некоторые из наших услуг в четыре-пять раз дешевле.

У нас взвешенный проект больших крупных медицинских центров, где осуществляется качественная стационарная и амбулаторная помощь, а еще есть сеть амбулаторий семейного типа. Они расположены в жилых массивах, комфортные и доступные. Таких амбулаторий может быть десяток или несколько тысяч.

- Как искали инвестора? Что можно посоветовать другим в такой ситуации?

- У нас уже состоялся старт компании, к тому же, у меня были личные связи. Мы по разным каналам распространяли информацию о компании. Создали инвестиционный проект, к которому можно присоединиться. Сейчас есть несколько инвесторов: надеюсь, со временем их станет больше. Ведь таких амбулаторий может быть десяток, или даже несколько тысяч. Верхняя граница довольно высокая.

В нашем случае инвесторам нравится, что проект частично реализован, есть сложившийся коллектив единомышленников. Другим же тоже посоветовал бы сделать максимальный почин собственными силами. Так же людей с идеями много, и эти идеи выстреливают не всегда.

- Сколько у вас отделений?

- Пока четыре, идут переговоры о дальнейшем расширении. Мы сделали пилотный проект, который можно показать группе инвесторов.

- Разделяете мнение, что начинать бизнес в частной медицине трудно из-за государственных преград?

- Сейчас осталось несколько вопросов, которые надо бы решить на уровне Минздрава. Например, с выдачей лицензий, аккредитацией, или же с тем, как тяжело частной клинике выдать больничный. Однако жизнь облегчил мораторий на проведение фискальных проверок - это дает людям возможность немного окрепнуть на старте.

Многие предприниматели смело стартуют. У меня есть друзья, которые пытались открывать медицинские центры за свои деньги. Хотелось бы чтобы государство относилось к предпринимателям с большим пониманием.

- Остались люди, которых вы еще надеетесь вытянуть из оккупированных территорий?

- Конечно, остались. Я бы не сказал, что их мало. Есть просто люди, которые не связаны с медициной, а есть коллеги, которых бы хотелось видеть рядом на работе.

- Это преимущественно проукраинские люди?

- Большинство - да, но есть и нейтральные. Сначала они верили российской пропаганде, а сейчас все начало меняться. Есть люди, которые раньше уговаривали вернуться, говорили: "Здесь будет маленькая Швейцария", а сегодня пакуют чемоданы и едут сами. Так работает время...

И здесь имеет огромное значение, достигнет ли успеха Украина как государство. Все видят, что политика "банановых республик" провальная. В Крыму жизнь не улучшилась, в Луганске - полная деградация. Любимая фраза "У нас сажают цветы, а хлеб дешевле, чем в Украине" перестает работать. Идет перестраивание сознания. Но если наши реформы не продвинутся, если люди будут видеть коррупцию и депутатские шоу, такие нейтральные спросят: "А в чем разница? Плохие и там, и там". Надо чтобы все, что мы декларируем, сбылось. Успех очень важен в борьбе за человеческую привязанность.

Фото: Мищенко Михаил / Facebook

Больше актуальных новостей читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...