Жизнь

Трансгендерная киевлянка: Выходить на ЛГБТ-марш нужно, как в 2014-м на Майдан

Трансгендерная женщина Инна Ирискина считает, что ЛГБТ-сообщество должно более четко заявлять о своих требованиях и само позаботиться о безопасности своих активистов во время шествия

20 ноября 2016, 12:00

Трансгендерная киевлянка: Выходить на ЛГБТ-марш нужно, как в 2014-м на Майдан

Тема ЛГБТ-марша за равные права, который запланирован на это воскресенье, является одной из самых горячих тем в украинском обществе. Спорят не только ЛГБТ с натуралами, но и натуралы с натуралами и геи с геями. Кто-то считает, что подобные марши проводить вообще нельзя, кто–то - что его надо отложить, ибо сейчас не время, кто–то - что его надо проводить при любых обстоятельствах.

Взвешенный взгляд на то, как должен быть организован Марш равенства в Киеве выражает активистка ЛГБТ-движения киевлянка Инна Ирискина. Она работает в ЛГБТ-организации "Инсайт" по специализации - защита трансгендерных людей, кандидат технических наук и сотрудник Украинского информационно-языкового фонда НАН Украины, где занимается разработкой технологий для составления словарей.

ЛГБТ-активістка: Виходити на Марш рівності треба, як в 2014 на Майдан - фото 1

По документам Инна – мужчина, но выглядит как женщина, ведет себя как женщина и считает себя женщиной. Год назад depo.ua писал о ее свадьбе: невеста была по паспорту мужчиной, а жених – женщиной, поэтому в ЗАГСе их расписать не отказались. Сейчас партнера Инны называют уже не Яной, а Яном.

ЛГБТ-активістка: Виходити на Марш рівності треба, як в 2014 на Майдан - фото 2

Инна и Ян. Год назад они поженились в Киеве. Сейчас супруги собирают средства на лечение Яна – в него обнаружили миелодиспластический синдром, для лечения нужна трансплантация костного мозга. Сейчас идет поиск донора и денег.

"Если бы я организовывала большую уличную ЛГБТ-акцию с учетом украинских реалий, я бы позиционировала ее как протестную акцию борьбы за права, а не понятный только узкому кругу прайд с весьма размытой целью, - рассказывает Инна. – Я бы поощряла людей писать на плакатах то, что именно они требуют: антидискриминационные законы, расследование преступлений ненависти, упрощение процедуры признания гендера, равенства брака. То есть, чтобы наши месседжи были прямым ответом на вопрос "каких прав вам не хватает?". Местом проведения я бы выбрала или Крещатик/Майдан, или правительственный квартал.

- А что касается безопасности? К каждому участнику шествия власть планирует четырех полицейских приставить, но радикалы все равно придут.

- Я бы попыталась сформировать среди потенциальных участниц и участников боевую группу, готовую в случае агрессии в нашу сторону не только сможет принять на себя удар, но и дать достойный отпор. Я бы акцентировала на том, что это опасно, и никто не даст вам гарантии, что вы вернетесь целыми и невредимыми, значит, выходить на такую акцию надо примерно так, как вы выходили бы на Майдан во времена обострения противостояния, если имеете мотивацию действительно бороться за права. Если же ваша мотивация красиво засветиться под радужными флажками, то лучше оставайтесь дома. А с полицией разговаривала бы с такой позиции, что мы выйдем в любом случае, поэтому вы бы нам очень помогли, если бы сделали все возможное, чтобы не пролилась кровь, но если нет, ну так мы будем действовать на наше собственное усмотрение.

- Как считаете, почему из года в год ЛГБТ-сообщество повторяет, что это марш за равенство, а его все равно называют парадом?

- Мне кажется, у многих людей просто засели определенные штампы в голове, они зацикливаются на них, и даже не хотят слушать, что им говорят. И еще такой лингвистический нюанс: "прайд" и "парад" похожи по звучанию. Много кто путает.

- Вам не кажется, что общество так агрессивно настроено даже не по отношению геев, лесбиянок, трансгендеров, а именно по отношению к маршу?

- В какой-то мере да. У многих рефреном звучит, мол, сидите тихо и не высовывайтесь, тогда вас никто не тронет. Но это наше право - выходить, заявлять о себе, о своих правах. Так же, как и у любых других людей.

ЛГБТ-активістка: Виходити на Марш рівності треба, як в 2014 на Майдан - фото 3

- За какие права ЛГБТ-сообщество Украины борется?

- В первую очередь это права, связанные с дискриминацией. чтобы нас не преследовали, не били, не увольняли с работы просто за то, кто мы есть. Чтобы банально не приходилось бояться, когда выходишь на улицу. Если говорить о трансгендерах, то это прежде всего право на признание гендерной идентичности. То есть простая процедура смены документов, а не тот кошмар, который есть сейчас. Много проблем возникает именно тогда, когда показываешь документы, а там имя и пол несколько не сочетаются с тем, как ты выглядишь. В банках, при пересечении границы, при съеме жилья, устройстве на работу, где угодно.

- Разве для того, чтобы поменять документы недостаточно провести операцию по смене пола?
- Во-первых, для того чтобы выйти на операцию, нужно сначала пройти кучу процедур, в частности провести минимум 30 дней в психиатрическом стационаре и получить разрешение от комиссии, которая смотрит на тебя не столько с точки зрения твоих потребностей в данной ситуации, сколько в плане твоей соответствии набора гендерных стереотипов в их головах. А во-вторых, не все же хотят делать операцию. Вот лично я ее не делала и вообще то не планирую, и значит по существующему порядку документы изменить не могу. Кроме того, я нахожусь в браке и это опять же противопоказания. Получается, меня ставят в ситуацию, когда я вынуждена выбирать между правом на жизнь и правом на признание моего гендера. Но я не хочу делать такой выбор, мне нужны оба права.

- И сейчас вы повсюду вынуждены предъявлять мужской паспорт, хотя при этом выглядите как женщина?

- Ну, в некоторых ситуациях я стараюсь одеваться унисекс, чтобы избежать лишних вопросов. Хотя, учитывая внешность, даже в таком виде "мальчика" во мне редко видят. Да и неприятно это, когда приходится специально задумываться о таких вещах, подстраиваться, играть какую-то роль. Например, в одной из первых поездок был случай, когда пограничник после моего объяснения, что я "меняю пол" начал придирчиво копаться в моем рюкзаке, а потом угрожал снять меня с поезда, потому что я везла гормоны и якобы надо проверить, не наркотики ли это. Пришлось в конечном счете ему заплатить, чтобы он от меня отцепился.

Хотя в последнее время бывали случаи, когда я ничего не пыталась изображать, объясняла все как есть, и все проходило благополучно. Но каждый раз это как лотерея.

ЛГБТ-активістка: Виходити на Марш рівності треба, як в 2014 на Майдан - фото 4

- Когда по вашему мнению в Украине реально будет добиться равенства ЛГБТ со всем остальным обществом?

- Хочется надеяться, что уже в ближайшие годы - при условии, что мы сохраним курс на Европу, и что необходимые в ключе этого курса реформы будут делаться реально, а не только на бумаге "для галочки.

- Хочется верить, но как думаете, реально ли, например, в ближайшие пять лет избавиться от дискриминации, позволить однополые браки и усыновление детей?

- С браками и усыновлением, думаю, понадобится чуть больше пяти лет. Остальное, думаю, реально... Хотя, что касается недискриминации, для того, чтобы это было на практике, а не только на бумаге, может еще много времени понадобиться. В конце концов, в западных странах, где есть соответствующие законы, тоже нельзя сказать, что везде все идеально с этим. Давление ЕС это безусловно хорошо, но ЕС здесь все-таки может быть нам помощником. Главной движущей силой изменений должно быть именно сообщество.

- Как же ЛГБТ заслужить приязнь общества?

- По большому счету, это вопрос времени, в какой-то мере - смены поколений от тех, кто еще привык мыслить в "совковом" ключе, на более современные. Я не думаю, что мы должны что-то заслуживать. Скорее, общество должно измениться, чтобы разнообразие в нем воспринималось как ценность, чтобы было уважение к личности, индивидуальности, было понятие о личных границах, с которыми в Советском Союзе очень плохо было. Тогда придет признание и ЛГБТ и других меньшинств, которые сейчас испытывают дискриминацию.

- А кроме борьбы за равенство ЛГБТ-людей с натуралами, чем занимается Киевпрайд? Отстаивает какие-то права, ценности, не связанные с сексуальной ориентацией, а общие?

- Киевпрайд, насколько я знаю, сфокусирован именно на ЛГБТ. Если же говорить об организации "Инсайт", в которой я работаю, хотя наш приоритет также ЛГБТ, но у нас также сильная феминистическая повестка, а в нашем Фестивале Равенства мы затрагивали также права переселенцев, права людей с ограниченными возможностями и др.

- То есть, вы помогаете инвалидам, переселенцам, независимо от их сексуальной принадлежности?

- Собственно, мы все время пытались донести, что наше мероприятие о равенстве для разных групп, но оппоненты почему-то все равно сводят все к сексуальной ориентации. Ну, они склонны к ней сводить все, где она хоть как-то загорается...

- И еще вам вменяют, мол, не митингуйте, а идите воюйте или волонтерством занимайтесь.

- И геи, и лесбиянки воюют в АТО и на Майдане стояли. Просто, как правило, они стараются не светить свою сексуальную ориентацию из-за связанных с этим рисков. Я сама перечисляла деньги на поддержку армии, если на то пошло. Просто не видела необходимости об этом, что называется, кричать.

ЛГБТ-активістка: Виходити на Марш рівності треба, як в 2014 на Майдан - фото 5

Олег - один из немногих геев, которые не прячут свою ориентацию. Воевал в 1 волне, прошел Иловайск и Дебальцево. Фото: vedomosti-ua.com

- Геи и лесбиянки в АТО и волонтерское движение есть, но заявить о себе вы не можете. А общество тем временем считает, что они ни о чем кроме собственного "гейства" не думают. Замкнутый круг...

- Ну, некоторые статьи на эту тему все же я читала, поэтому уже начинают заявлять. Надеюсь, чем дальше, тем больше и свободнее на эти темы будут говорить.

- Возвращаясь к маршу: в "Фейсбуке"популярна мысль, что сейчас он не в подходящее время, ибо война, и что из-за марша отношение к ЛГБТ станет еще хуже. А как вы считаете?

- Я считаю, что права человека всегда актуальны. И вообще это странная постановка вопроса, когда спокойно проводятся всевозможные концерты, футбольные матчи, кино и театры полны народа, но акция, которая является вообще не развлекательной, а правозащитной почему-то оказывается не в подходящее время. Что касается ухудшения отношения, думаю, что это из дискурса обвинения жертвы, когда на нее пытаются навешивать всю ответственность.

Хотя ответственность должна быть на тех, кто нападает и проявляет агрессию. ЛГБТ в конце концов никому не препятствует проводить альтернативные меры, будь они за "традиционную семью", крестные ходы или еще что-то.

- Вы на все марши ходите? Как давно они проводятся?

- Первая попытка была в 2012 году, тогда марш отменили из соображений безопасности. Потом в 13 был, в 14 опять отменили, в прошлом году был. И вот сейчас первый раз, когда место его проведения решились объявить открыто.

Я именно в этом году иду в первый раз, потому что моя позиция с самого начала такая, что подобная акция должна быть открытой. На другие акции я выходила открыто с ЛГБТ-символикой. В прошлом году вот за поправку к Трудовому кодексу выходили достаточно массово. И все было ОК.

ЛГБТ-активістка: Виходити на Марш рівності треба, як в 2014 на Майдан - фото 6

- В каком смысле акция должна быть открытой? Разве раньше нельзя было ЛГБТ-символику использовать?

- В том смысле, что время и место проведения должны быть объявлены открыто. Раньше это сообщали через СМСки только заранее зарегистрированным участникам, узкому кругу ограниченных людей. Вроде как из соображений безопасности, но получалось только хуже, потому что информация все равно сливалась праворадикалам. Заявка-то подавалась в КГГА, и место милиция знала заранее. Получалось, что наименее осведомленными до последнего момента оставались сами участники.

- ЛГБТ-сообщество активно участвует в маршах? Половина открытых хотя бы приходит?

- Сложно говорить о каких-то численных оценках. Вроде бы несколько сотен в прошлом году было. Думаю, в этом году получится еще больше, потому что знаю и других людей, которых заморочки с необходимостью регистрироваться демотивировали.

Больше новостей о событиях в Украине и мире читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...