Жизнь

Исповедь фронтового священника: О смерти, беседах с боевиками и Московском патриархате

О войне, мире, московском патриархате и крещении в поле в эксклюзивном интервью depo.ua рассказал священник отец Дмитрий. Несколько дней назад он в одиночку вывез с базы боевиков в Красном Партизане погибших украинских солдат

27 января 2015, 20:39

Исповедь фронтового священника: О смерти, беседах с боевиками и Московском патриархате

фото: стоп-кадр

Ему 43 года - крепкий, широкий в плечах, укладывает погибших в бортовую «Газель», закрывает старыми одеялами. Тела украинских солдат к грузовику подносят боевики: завтра каждый может быть убитым. И каждый верит, что его тело доставят родным. Из террористов - только один не помогает, провоцирует: «Не буду, потому что, если что, они меня бы не грузили».

Священник оборачивается к боевику.

- А ты не думай, что он бы сделал или не сделал, ты за себя перед Богом отвечать будешь, - говорит он. - И за что бы ты ни воевал - человеком оставаться надо.

Боевики молчат, кто-то из них тихо спрашивает: «Батюшка, а куда их?».

- Домой, - говорит он. - В Украину.

Корреспонденты depo.ua пообщались с бесстрашным священником Украинской православной церкви Киевского патриархата отцом Дмитрием, который в окружении вооруженных до зубов боевиков не только выполнил свой долг, но и достойно ответил террористу.

«ВОИН СРОДНИ МОНАХУ»

Как вы договорились с боевиками о том, чтобы забрать тела?

- С их стороны пришло предложение: они позвонили жене погибшего офицера, чтобы она приехала. Мне дали телефон звонившего, я набрал - это командир их батальона. Он пошел на встречу, не было никаких вопросов. Сказал: «Приезжайте, забирайте».

Страшно было ехать? Вдвоем с водителем, безоружные...

- Конечно, было страшно, не боится только дурачок, я хоть и не особо умный, но тоже боюсь. Но это моя обязанность как священника, одно из дел милосердия: накормить голодного, напоить жаждущего, похоронить умершего...

Во время просмотра видео создается впечатление, что в считанные минуты, буквально парой фраз, вы заставили боевиков себя уважать. Что вы им сказали из того, что не попало в видео?

- Ничего такого не сказал. Там был только один, который возмущался чего-то, не хотел мне помогать грузить погибших. Я у него спросил крещенный он или нет. А еще сказал, что перед Богом отвечать все будут. За что бы ты ни воевал - человеком оставаться надо.

Будете отпевать этих бойцов? Что скажете женам и матерям погибших солдат Украины?

- Это очень, очень тяжелые разговоры. Что говорю? Ничего нового. Что жизнь скоротечна, в ней есть лишения и страдания, а в конце - смерть. И смерть ожидает всех. Но жизнь надо прожить так, чтобы удостоится Царства Небесного. И эти ребята это сделали. Достойно прошли свой земной путь, выполнили свой долг до конца и не предали присягу. Знаете, ведь воин, он сродни монаху: монах дает обещания и насколько он их выполняет - настолько он монах. Так и с воином. Он дал присягу, и настолько он воин, насколько он ей верен. И что монах, что воин - оба себе не принадлежат. Воин не стреляет, когда хочет, не бросает гранаты, когда хочет, не кушает и не спит, когда этого хочет.

«ЛЕЖАЛИ НА ЗЕМЛЕ, ВЖАЛИСЬ В НЕЕ, А ПУЛИ НАД НАМИ ЛЕТАЛИ»

Когда вы пришли в церковь и приняли сан священника?

- В церковь - больше десяти лет назад. Дьяконствовал. А два года назад стал священником. Мне нравится служить Богу, хотел просто служить. Больше всего люблю крестить детей, душа поет (замолкает, словно задумывается, - depo.ua). А потом... Знаете, когда весной в Мариуполе погибли наши солдаты, я окончательно осознал страшную истину - пришла война. Я пошел в военкомат, предложил свои услуги священника, мне сказали, что они священников не призывают. Потом ко мне обратились из Штаба национальной обороны Днепропетровска, сказали, что солдатам в добровольческих подразделениях нужен священник. Я пошел с благословления Владыки.

Помните первый обстрел, под который вы попали?

- Я не помню, какой это по счету обстрел, под который я попал, но запомнил один из них очень хорошо. Это было на Михайлово чудо (православный праздник, отмечается 6 сентября, - авт.), мы доставляли гуманитарку детям в школу Красноговорки. И наша машина попала в эпицентр боя. С одной стороны наши, а с другой - их. Мы с водителем тогда лежали на земле, вжались в нее, а пули над нами летали... Лежал и молился. А что еще сделаешь?

На видео, где вы забираете наших солдат, у вас нет каски и бронника. Не носите?

- Почему? Ношу - это элементарные правила безопасности. Но в той ситуации я не надел, чтобы не провоцировать, чтобы не было лишних вопросов.

«КОМАНДИР ПРИКАЗАЛ ЭТУ КОЛОКОЛЕНКУ С ПУЛЕМЕТА ОБРАБОТАТЬ»

Как к вам относятся украинские солдаты, о чем спрашивают? Что вы им говорите перед боем?

- Перед боем ничего не говорю и во время боя - тоже. Во время боя - бой. Все. Разговоры потом. А так... Конечно, задают много вопросов: и житейского плана, и духовного. Вопросы солдат от цивильных отличаются лишь тем, что в них больше темы смерти. Но хочу сказать - сколько я видел украинских солдат, но не встречал в них страха. Они понимают, что они делают и зачем они это делают.

Бывали ли случаи, когда успевали исповедать смертельно раненного бойца?

- Нет, такого не было. Исповедовал разведчика перед заданием, но, слава Богу, все обошлось, он вернулся живым. Вообще принял больше сотни таинств исповеди у солдат. Крестил двоих прямо в поле.

Как это в поле?

- На месте дислокации, тогда это в районе Волновахи было. Там блокпосты наши были, а рядом - лесопосадка. Там их крестил. Ведь на войне не верующих нет. Это в мирной жизни кто-то атеист. А на войне атеисты в окопах крестики надевают.

Наши - крестики, а боевики - в церковь с винтовкой. Они часто используют колокольни церквей как снайперскую вышку, а территорию церкви - как прикрытие для базирования артиллерии...

- Да, есть такое.

Скажите как капеллан, священник: как вы считаете, стоит ли накрыть это место нашей артиллерией, а не посылать туда наших ребят?

- Это провокационный вопрос. Давайте я вам ситуацию из жизни расскажу. Пришел ко мне молодой верующий парень исповедоваться. Депрессия, тяжелое состояние. Был в АТО. Стали общаться. Ситуация там такая: они шли колонной, попали в засаду, огонь со всех сторон. А с колокольни, что была рядом, - снайпер работает. Командир приказал эту колоколенку с пулемета обработать. Солдат выполнил приказ, и это его теперь гнетет. Что я ему сказал? Стрелять в храм - это грех, безусловно. Но ты выполнил приказ, и ты спас от смерти своих товарищей. Это раз. Во-вторых, грех больший на том, кто с этой колоколенки стрелял. Они ж себя позиционируют как православное воинство, это что их высокодуховность и заключается в том, чтобы на колокольню влезть и стрелять и минометы на территориях храмов ставить? И, в-третьих, самый больший грех на том, кто пустил этого на колокольню стрелять. В церкви все делается с благословления, значит священник его туда благословил... Вот мой ответ на ваш вопрос.

«НАРОД УКРАИНЫ УЖЕ ПРОЗРЕЛ И ВСЕ УВИДЕЛ»

Многие люди сейчас разглядели в УПЦ Московского патриархата один из инструментов продвижения идей Кремля...

- Очень поздно это люди разглядели. Одна из причин нынешнего конфликта - эта демагогия о «русском мире», которая лет десять назад вынырнула из лона церкви. Раньше эту идею проговаривали какие-то маргиналы вроде Дугина, а сейчас это говорит патриарх России. А у простых людей доверие к Церкви большое, они могут Писание не знать, но патриарху безоговорочно поверят. Идею о «русском мире» подняли на штыки и носятся с ней. Твердят о какой-то святой Руси... Нет таких понятий в Писании. Абсолютно! Нет святой Руси, как нет святой Греции или святой Палестины. Все святое - это там, на том свете, на небесах, но не здесь, не в этом мире. И если говорить о святой Руси - она состоит из конкретных святых Руси, которые уже на небесах. А это все вдруг опустили на землю, сделали сначала политической теорией, потом сакральной: о каком-то русском мире, особенном пути и так далее. Затем всему этому противопоставили Европу. Хотя любой думающий человек тут же скажет: постой, а ведь Греция - православная страна, Румыния - православная страна. И так далее.

Но, тем не менее, священники московского патриархата активно проповедают и несут эту теорию в Украину, даже во время фактической войны...

- Вот именно! Это однозначно вредители. Я сталкивался с такими священниками в Днепропетровской области. Они проповедают «русский мир», на проповедях говорят о том, что надо проявить смирение, подчиниться сильному - то есть этому карлику...

Хорошо, а что делать с этими священниками?

- Не надо ничего с ними делать! Господь упаси. Еще не хватало, чтобы они тут себя мучениками за Веру стали называть. Народ Украины уже прозрел и все увидел. Осталось только назвать вещи своими именами. То есть: на храме должно быть написано не УПЦ МП, а Российская православная церковь. Пусть это будет написано на табличках храмов, а не как сейчас - людей вводят в заблуждение таблички: «УПЦ». И еще раз повторю, с такими священниками ничего делать не надо. То, что они тут спокойно проповедуют, - это еще раз разрушает всякие мифы о «хунте» в Украине. Это их, а не наши методы - выгонять и забирать, методы, которые они используют в Донецке, Луганске, Крыму. Это они себе позволяют не отпевать наших украинских солдат, называя их «братоубийцами», и спокойно живут и проповедуют у нас в стране. А у нас есть правда и милосердие. Правда глаза на все людям откроет.

Loading...
Loading...
Depo.UA У СОЦМЕРЕЖАХ