Жизнь

Почему Надежде Савченко не стоит расстраиваться из-за мариупольского педофила

"Обратная сторона" закона Надежды Савченко, с помощью которого на свободу несколько раньше ожидаемого вышли несколько откровенных подонков, не должна ставить под сомнение нужность и правильность этого документа

02 марта 2016, 16:00

Почему Надежде Савченко не стоит расстраиваться из-за мариупольского педофила

На днях из ростовской тюрьмы поступила очередная весточка от Надежды Савченко. Ее адвокат Марк Фейгин сообщил, что Надежда расстроена из-за того, что в Украине выпускают на волю экс-нардепа Виктора Лозинского, осужденного за убийство, и педофила и насильника Николая Шекерли.

Напомним, первый в 2011 году был приговорен к 15 годам лишения свободы за убийство человека в своих охотничьих угодьях, совершенное в 2009 году. Второй получил 10 с половиной лет за изнасилование и развращение более 30 несовершеннолетних девушек. Учитывая отсидку в СИЗО за время следствия, Лозинский должен сидеть на нарах до 2025 года, а мариупольский педофил вышел бы на свободу в 2020-м. Скостить сроки убийце и насильнику помог так называемый закон Надежды Савченко – разработанный российской пленницей документ, который предусматривает зачет одного дня, проведенного в СИЗО до суда, как два дня в колонии. Таким образом, убийца Лозинский, которого ранее пытались освободить условно-досрочно, существенно сократил себе срок, а Шекерли был освобожден почти сразу после суда, ведь за пять лет в СИЗО отбыл весь свой 10-летний срок.

Потому огорчение Савченко вполне объяснимо. Как любой нормальный человек, она чувствует личную вину, что опасные для общества преступники оказались на свободе. Похоже на то, что когда закон Савченко обсуждался, об этом его неприятном нюансе мало кто задумывался. Но это ни в коем случае не означает, что закон Савченко – это ошибка. Проблемы с украинскими следственными изоляторами и злоупотреблением мерой пресечения в виде ареста нужно было что-то решать, и закон Надежды Савченко помог это сделать.

Мало ли мы слышали историй, как невиновный человек несколько лет отсиживал в СИЗО, пока дело окончательно не разваливалось, зато подследственный все равно отсиживал многолетний срок в условиях, значительно хуже, чем в любой колонии, чем серьезно подрывал свое здоровье. Мало ли в Украине говорили о том, что арест – это чуть ли не единственная мера, которую использовали украинские суды и следователи. Как результат имеем переполненные СИЗО, где условия содержания не идут в сравнение с "зонами". В СИЗО спят по очереди, кто днем, а кто ночью, антисанитария, страшное распространение туберкулеза среди арестованных и тому подобное. Потому закон Надежды Савченко принуждает суды к двум положительным вещам: не прибегать к аресту, если есть такая возможность, и не растягивать следствие на годы.

Чому Надії Савченко не варто засмучуватися через маріупольського педофіла - фото 1

Фото УНИАН

С другой стороны, имеем неожиданно рано освобожденных Лозинского, Шекерли и других осужденных преступников. Это, конечно, плохо, но давайте не будем забывать, что один из основополагающих принципов современного правосудия в демократических странах – это невозможность в первую очередь наказания невиновного человека, даже если из-за этого кто-то из виновных избежит наказания, что прямо вытекает из презумпции невиновности. Зато правосудие тоталитарных стран работает в совершенно противоположном ключе – лучше наказать тысячи невиновных, чем кто-то виновный избежит наказания. В этой парадигме выбор между обеспечением нормальных условий для невиновных людей, находящихся под следствием (до вердикта суда никого из них преступником считать нельзя), и вероятным ослаблением заслуженного наказания для некоторых реальных преступников перестает быть чем-то сложным.

Но что же нам сейчас делать с Лозинским и Шекерлей? Прежде всего не забывать, что произошло то, что все равно произошло бы, только несколько позже. То есть они бы оба все равно вышли на свободу через пять лет. И здесь задача соответствующих органов государства сделать все возможное, чтобы эти люди или им подобные не совершили новых преступлений. Что касается Лозинского, то он должен избавиться от всех чуть ли не феодальных привилегий, которые имел благодаря высокому положению в своем районе. К тому же этот охотник на людей должен и дальше находиться под пристальным вниманием правоохранительных органов.

В случае с педофилом Шекерли ситуация несколько сложнее. 10 с половиной лет заключения за более трех десятков эпизодов сексуального насилия над несовершеннолетними – это слишком гуманно. Подобные преступления вполне заслуживают пожизненного заключения, но тут вопрос уже к нашим законотворцам и судам. Но что-то подсказывает, что после того, как фотографии педофила Шекерли облетели все СМИ, ему лучше попроситься обратно в тюрьму. Там ему будет явно безопаснее и комфортнее.

Больше актуальных новостей читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...