Жизнь

Почему мы не должны отвечать полякам на "Волынь"

О неактуальности и даже вредности симметричных – и, собственно, любых - ответов творению Войцеха Смажовски

19 октября 2016, 15:00

Илья Оберишин

История с фильмом "Волынь" докатилась и до Украины. Сначала его хотели показать в Киеве. (Зачем? Чтобы что?) Затем показ то ли отменили, то ли просто перенесли во времени. (Почему? Через несколько месяцев реакция будет другой?) Но волна уже поднялась, и одним из самых распространенных призывов стала идея "симметричного ответа". Мол, давайте снимем свою историю о Волынской трагедии, где покажем, какими поляки были плохими, а украинцы - хорошими. Многим эта идея понравилась, но этого не надо делать в принципе. Ни симметрично, ни как либо иначе. И вот почему.

Во-первых, вы никому ничего не докажете. Особенно такому тщеславному народу, как поляки. Да-да, там есть множество людей, которые все понимают, которые даже подписали извинительное письмо за разрушенные могилы. Но речь не о них. Речь о той массовой публике, которая никогда в жизни не воспримет формат "мы плохие, а они хорошие". Кстати, так же и мы, и все остальные. Исключение составляют разве что немцы, которые до сих пор еще извиняются за 12 лет нацизма. Все остальные, конечно же, выберут свою сторону.

Во-вторых, поскольку никто никому ничего не докажет – будут потрачены впустую государственные средства. (А кто еще будет финансировать такой, по сути своей, политический проект? Частные инвесторы? Не смешите. У нас обычных фильмов с десяток в год выходит, а тут такой, еще и технологически сложный.) К тому же, есть серьезные вопросы о качестве такого ответа. Здесь можно понимать как полный отстой, так и высокоинтеллектуальное "украинское поэтическое кино" наподобие "Молитвы за гетмана Мазепу", на которую потратили кучу денег, и которая не стала даже малейшим шагом вперед к светлому кинематографическому будущему Украины. Режиссер может гордиться – а отрасль не получила от этого фильма никакого толчка. Так же, подозреваю, будет и с гипотетической "Волынью по-украински".

Ну, и в-третьих. Самое главное. Пора уже заканчивать с растравливанием исторических ран. Нет, это отнюдь не значит, что нужно забыть о Голодоморе и Батурине, о тех же Волыни и Берестечке, о пацификации и русификации. Ничего подобного. Все это должно быть в украинской исторической памяти как предохранитель, как предостережение – пойдешь туда, получишь точно такой же результат, поэтому даже не думай. Но! При этом не нужно каждый раз заливаться слезами. Вы же не ходите на могилы к родным каждый день, правда? При этом не забываете их, храните в памяти, в фотографиях и видеозаписях. Но жизнь свою в целом строите не от могил.

Поэтому ставка на "Волынь по-украински" – в качестве ответа полякам или как самодостаточное кино – с самого начала проигрышная. Она не несет никакого позитивного месседжа. Не создает ничего героико-эпического, не создает национального мифа. Даже больше, еще крепче утверждает в мысли, что украинцы – народ, который не достоин ничего. Многие ли из нас знают о победных сражениях Освободительной войны (я уже не говорю о Конотопе)? А о поражении около Берестечка, благодаря нашей славной Лине Васильевне Костенко, мы еще со школьной скамьи в курсе. И что это нам дало?

Кроме того, если уж говорить сугубо о кинематографе – зрителю нужны успешные истории, истории из хеппи-эндом. Да, и исторические в том числе. В США, при всем разнообразии жанров и тем, отнюдь не затерялись фильмы о Гражданской войне средины позапрошлого века – например, "Соммерсби" или "Танцующий с волками". У последнего, если кто не знает, семь "Оскаров", включая главный – за лучший фильм. И 8 из 10 баллов на IMDb.

То есть – фильмы на историческую тематику снимать можно и нужно. Вот только надо переключиться с поражений на победы, с плача Ярославны на создание собственного героико-эпического киноконтента. И не надо забираться настолько далеко, в 17-й век. (Потому что, чтобы снять качественное кино на этом материале и не скатиться в шароварщину или "поэтическое" занудство – надо быть Ежи Гофманом, а у нас с этим, мягко говоря, не очень.)

Вот вам феноменальная история Илька Оберишина, который сорок лет скрывался от советского режима. Здесь готовая история для киношедевра – стоит только, как говорил Микеланджело, отсечь все лишнее. К тому же куча документальных свидетельств, книга самого героя, живые люди, которые знали его историю в реальном времени, а не из более поздних рассказов. Сцена 3 декабря 1991-го на тернопольском вокзале, где Оберишин услышал по радио об итогах референдума о независимости – тут даже придумывать ничего не надо, бери и снимай.

Вот такие фильмы и с такими героями нужны Украине уже на протяжении 25 лет. Возможно, если бы их начали снимать еще тогда, в первой половине 90-х, вся история страны пошла бы по другому пути...

А поляки пусть сами разбираются со своими "Волынями". Это их миф, им с этим мифом и жить. Вот только украинским дипломатам немного бы больше твердости, а не прогибаться, как Дешица, с заявлениями, что фильм, видите ли, не антиукраинский, а всего лишь антинационалистический. Достаточно уже одного соседского героя с "Вы мне еще за Севастополь ответите". Видим, к чему это привело. За Волынь никто никому отвечать не должен. Кучма с Квашневским уже давно все выяснили и подвели жирную черту под непростой общей историей. Надо двигаться вперед, а не постоянно оглядываться назад. Потому что так и будем топтаться на месте, прислушиваясь – а что же там о нас в соседских домах толкуют...

Больше новостей о событиях в Украине и мире читайте на Depo.Жизнь

Loading...
Loading...